Действуем!

Зачем Джузи сидела на секвойе

Активист Союза "За химическую безопасность" Димитрий ЛЕВАШОВ из Дзержинска только что вернулся из поездки в США в рамках программы "Открытый мир", где свел знакомство с экорадикалами - представителями движения Earth First!, прославившегося нетрадиционной и бескомпромисной защитой лесов.

Как это вышло?

- Меня поселили в дом к Аманде Беллерби - это ведущая экологических программ, в том числе «Флеш пойнт» («точка вспышки») - на KPFA радио. KPFA радио является действительно независимым, народным, потому что его народ финансирует - сами жители разных штатов делают целевые взносы: 20 долларов, 100 долларов. KPFA вещают на несколько штатов. То интервью, которое потом мне довелось им давать об экологических проблемах России, услышало более полутора миллионов. Аманда знакома с Earth First уже более 20 лет - с середины 80-х, когда разворачивались самые интересные события по защите старовозрастных лесов. Излюбленный метод Earth First - так называемое tree sitting, сидение на деревьях.

- И эти самые «сиденья» оканчивались удачей?

- Естественно! Люди сидели по полтора - два года! Не слезая с деревьев!

- Как??!!

- Им пищу поднимали, запасы воды, большие емкости, чтобы можно было в течение полутора-тройки недель не поднимать груз, устанавливали огромные платформы. Таким образом в тот момент удалось прекратить вырубку секвойи, Redwood tree, красного дерева, как они ее называют.

(...Да-а. Когда начинаешь узнавать подробнее про так называемое «сидение на деревьях» - почти неизвестную у нас, но чуть ли не самую популярную в США форму общественной активности в защиту лесов - просто глаза на лоб лезут. Фантастика, да и только! Люди годами сидят на высоте 40 и выше метров на деревьях, а деревья-то какие! 400-летние дубы, 1200-летние секвойи! Вот что гласит Wikipedia - бесплатная он-лайновая энциклопедия. «Tree sitting - форма гражданского природоохранного неповиновения, когда протестующий сидит на дереве, чтобы защитить его от рубки (так как лесорубы не будут подвергать опасности человека и рубить дерево, на котором он сидит). «Древесные сидельцы» в некоторых случаях успешно защищали от вырубки старовозрастные леса. Иногда «сидение» - это часть стратегии, когда защита деревьев от вырубки сопровождается судебной борьбой. Джулия Хилл, активистка из графства Гумбольдт - самый известный «три-ситтер» благодаря 738-дневному сидению (с декабря 1997 по декабрь 1999 г.) на 68-метровой 600-летней секвойе Луна. Хилл и ее друзьям удалось найти деньги, чтобы выкупить у лесодобывающей компании за 50 000 долларов это дерево и участок вокруг него).

- С кем-нибудь из Earth First!-ров ты познакомился?

- У Аманды я познакомился с ее старым другом, активистом движения и известным в Америке музыкантом Даррилом Чернеем. Он показал мне видеозапись после взрыва, когда в их машину во время кампании протеста бросили бомбу. Это было 15 лет назад, сейчас ему 49. Он подарил мне диск с записями под названием «Даррил Черней и Чернобыль». Мы долго беседовали...

Музыка борьбы за лес

Из местной орегонской прессы явствует, что Даррил, очень активный участник радикальных акций в защиту лесов, сейчас больше занимается музыкой. Его авторские песни, посвященные охране природы, десятилетиями звучали только у костров зеленых, поднимая их боевой дух, а теперь он дает концерты в залах, хотя, конечно, его музыку нельзя назвать коммерческой.

Этот человек отдал 20 лет своей жизни защите древних лесов секвойи северного Орегона. Как говорит сам Даррил в интервью местному еженедельнику, его уход от прямых радикальных действий связан с «завершением несколько лет тому назад одного из дел моей жизни - в 1999 году был организован Резерват Леса Верховий (Headwaters Forest), на 10 тысячах акров лесных земель. И я спросил себя, собираюсь ли я только сидеть на деревьях, и бросать вызов планам лесозаготовки, и организовывать протесты всю свою оставшуюся жизнь? В прошлом я занимался активизмом и писал об этом песни. Теперь песни стали моим активизмом. Я решил посвятить следующий этап моей жизни искусству».

Черней - не коренной орегонец, он родился в Нью-Йорке на Манхеттене, в семье потомков российских евреев, еще в подростковом возрасте увлекся фолк-музыкой, сочинением песен, экологией. Одна из коллег и друзей-фолк-музыкантов - Джуди Цвейман - ввела его в мир глубинной экологии, язычества. «С тех пор я язычник. Для меня это значит, что я почитаю Богиню-мать наравне с Творцом, вижу божественное во всем - ветре, солнце, листьях травы. Мы проводим обряды - празднуем наступление времен года».

В 1985 г. после периода бродяжничества по стране 29-летний Даррил приехал в северный Орегон и стал работать в некоммерческом информационном природоохранном центре EPIC. Эта организация сформировалась в ходе успешной кампании 1977 года против применения в лесной индустрии гербицидов, которые распылялись с вертолетов. В 1985 г. группа работала по нескольким лесным направлениям. «Я стал изучать сведение секвойи. Я не верил, что это может быть законно». В это время Черней узнал о более радикальной организации Earth First! и решил возродить ее активную деятельность в северном Орегоне. Коллегами Чернея стали журналист Грег Кинг и художница Джуди Бари.

Как говорит Карен Пикетт, который работал с Коалицией за Верховья, «Даррил играл главную роль в лесной кампании в Северной Калифорнии и в движении Earth First! в целом. Черней бомбардировал местную и национальную прессу пресс-релизами о различных демонстрациях, часто театрализованных и украшенных тематическими песнями».

В 90-м году калифорнийцы готовились голосовать за будущее лесодобычи, выбирая между инициативой зеленых «Леса - навсегда» и программой усиленного развития лесной индустрии. Бари и Черней объявили кампанию «Лето Секвойи» (Redwood Summer). Когда они ехали на концерт в Санта Круз, в машину кто-то бросил самодельную бомбу. Полиция и ФБР объявили, что активисты сами устроили этот взрыв. (Бари и Черней подали на местную полицию в суд за клевету, и в 2002 г. после 12-летней тяжбы суд присудил выплатить им солидную компенсацию за моральный ущерб. Бари не дожила до этой победы, скончавшись в 1997 г. от рака, а Даррилу компенсация позволила сконцентрироваться на занятиях музыкой).

Тогда, в 1990 г. тысячи протестантов со всех США приняли участие в кампании протеста, но в ноябре 1990 г. обе инициативы - и экологов, и лесопромышленников - в ходе референдума потерпели неудачу. И все же в 1999 г. Леса Верховий стали охраняемой территорией.

Даррил - добровольный аскет, в течение последних 15 лет он снимает маленький геодезический домик за 125 долларов в месяц. В домике нет традиционного отопления, зато на крыше - солнечные панели. И он все еще поет для старых товарищей. «Моя любимая аудитория сидит вокруг лагерного костра. Это идеальная площадка. Эффект, который музыка оказывает на них, даже более могуществен, чем если бы я пел по радио для тысяч слушателей».

А это история Любви

- людей к деревьям. Активисты движения Earth First! сейчас отмечают 20 лет со дня рождения вышеупомянутого «сидения на деревьях». О начале, не очень-то удачном, вспоминает участник событий Рон Хубер. Статья из журнала «EF!», август 2005 г., привезенного Дмитрием Левашовым от новых американских друзей.

«В начале 80-х, при Рейгане, Группа Действий в защиту Леса, базирующаяся в Орегоне, начала ненасильственную кампанию гражданского неповиновения для защиты участков со старовозрастными елями Дугласа в Вильяметтском национальном лесу.

Тактика группы включала дебаты, общественные форумы, «лагерь очевидцев» - его посетители фиксировали древние лесные экосистемы и остатки только что уничтоженных деревьев.

Блокады имели целью прекратить дальнейшее строительство дорог в Сантьямский лес в западном Орегоне, а также предупредить проникновение лесорубов в Сантьям через «спагетти» платных дорог. Но они не были эффективны.

И вот одной темной ночью у лагерного костра активисты организовали мозговой штурм. Я спросил, есть ли у кого-нибудь полезные навыки. Майк Джакубал из Уэнатчи, Вашингтон, описал свой обширный альпинистский опыт, но потом пожал плечами и сказал: «Мы не защищали скалы».

«Но не мог бы ты..., - выдохнул я, сам удивляясь идее, которая меня осенила, - не мог бы ты «покорить» таким образом дерево? Держать блокаду там? Убивать деревья вместе с людьми - плохой пиар для Виллис («Вилльяметт Индастриез»). Они не сделают этого». Джакубал прыгнул на ноги, крича: «Да! Да! Я могу сделать это! Я сделаю это!»

...Фургон, набитый активистами, пронесся по мосту Пирамидальной Бухты. Было около 4 часов утра; в спертом воздухе фургона царили напряжение и усталость.

...На свежей вырубке лежали стволы с обрубленными ветками. Это была страна пней. Но еще оставались нетронутые участки. Майк Джакубал, который вскоре станет называться «Дуг Фир» (ель Дугласа - «Douglas fir», «Doug Fir», Дуг Фир), выбрал свое дерево. Не было слышно звуков лесорубной техники или грузовиков. Только крики ночных птиц. Майк стал облачаться в альпинистское снаряжение. Внезапно в глубинах леса послышался далекий шум грузовиков. Сюда? Мы притихли. Время помчалось, мое сердце ушло в пятки.

«Твое последнее слово?» - спросил я Джакубала. «К черту!» - засмеялся он.

Послышался звон. Майк забил первый гвоздь в чудесную старую ель Дугласа, разместил первую петлю своего снаряжения, затем «ступил на корабль». Он перемещался все выше. Грузовиков больше не было слышно. Через 45 минут он был наверху, забросил веревку на массивную ветвь этого могучего дерева, и мы приветствовали криками нашего нового героя на его «насесте». Рядом Майк пристроил багаж - достаточно, чтобы продержаться неделю или больше. Казалось, ель спасена! Ни один лесоруб не срубит это дерево при стольких свидетелях, включая репортера «Портландского Альянса», рисковавшего быть под арестом, чтобы задокументировать акцию.

Послышался шум, и автобус привез первых лесорубов. Майк развернул баннер - «Не рубите нас!» Мы улыбались, и лесорубы расслабились, усмехались, глядя вверх. Приходили охранники, различные начальники, щелкали фотоаппараты. Началась шутливая дискуссия об альпинистской технике. Прибывшие через несколько часов инспектора Лесной Службы США составили на всех восьмерых участников блокады, находившихся внизу, протоколы за «нахождение в закрытой зоне». Майк Джакубал назвался с дерева Дугом Фиром. На него не составили протокол - никто не полез на дерево, чтобы вручить его! Потом пришли шерифы графства Линн. Участники блокады отказались разойтись, их арестовали, вывезли из леса, оштрафовали и отпустили. Служащие Вилльяметт Индастриез направили лесорубов вырубить деревья вокруг «оккупированного» дерева.

Дуг Фир весь день и остаток вечера наблюдал вокруг себя падающие деревья. После заката он спокойно спустился, чтобы зафиксировать вырубку вокруг своего дерева, но был задержан появившимся инспектором.

Наутро дерево срубили. Платформа Джакубала, полная снаряжения, была раздавлена. Несмотря на это, тактика была опробована - теперь никто не покидает деревья! За 20 лет активисты EF! занимали множество деревьев по всей планете, и многие из подобных акций были весьма успешными».


Полосу подготовила Ирина ФУФАЕВА.
 

К содержанию
На главную страницу "Берегини"