Альтернатива

Дом под сенью тростника

К нам гость. Владимир ШУШКОВ- давний активист Дружины охраны природы (ДОП) Казанского университета, участник многих интересных дел татарских экологов. Сегодня он увлечен идеей создания экопоселений и даже участвует в строительстве общинного экодома из соломы. Шанс узнать об этом из первых уст упустить невозможно! Так что - присоединяйтесь, читатель!

Володя, отец двух дочек-студенток, не скрывает, что загорелся идеей создания экопоселений - как и многие другие горожане - после прочтения книг Владимира Мегре про Анастасию.

Кто не знает - это такое «документальное» описание встреч автора, Мегре, с девушкой - представительницей совершенно иной цивилизации, которая (цивилизация) развивалась, сохраняя гармоничные взаимоотношения с природой. (Почему человек из «иного мира» носит такое «наше» имя - для меня загадка). Анастасия живет в тайге, довольно северной - недалеко от берегов Оби, но не нуждается ни в огне, ни в доме, ни в одежде: гармония с природой полная. Еду ей приносят звери, говорить она может на всех земных языках, а еще Анастасия придумала, как спасти мир и, в частности, Россию.

Для этого надо взять каждой семье по кусочку земли - гектару и, поселившись там, обустроить «родовое поместье», маленький рай: клочок леса, обязательно с кедровыми соснами, водоем, сад, огород - чтобы все росло практически само, чтобы не утруждаться сильно и в то же время не зависеть от современного сельского хозяйства с его экологическими проблемами. И поселяться надо не по одному, а объединившись с единомышленниками, примерно по сто семей. В общем, красиво. Соответственно члены казанского клуба будущих экопоселенцев «Кедровый дом» (уже взявшие в аренду по полтора гектара) - это сплошь анастасийцы, включая давних доповцев - Владимира Шушкова и Валентина Ситнова.

- Создать с нуля настоящее экопоселение только в книжках легко, а вообще-то задача эта невероятно сложная. Первая сложность - найти место для своего будущего поселения. Расскажи, пожалуйста, как у вас это получилось?

- Наше экопоселение «Светлое» создается на бывшем совхозном поле недалеко от Казани. Место нашлось так. Как-то раз мы с Иреком Зиганшиным, тоже доповцем, участником многих экологических акций, организовали экологическую экспедицию по нашим озерам - памятникам природы. Ездили вместе на машине. И вот под Казанью решили осмотреть памятник природы - озеро Лесное. Рядом с ним расположился действующий военный полигон, танково-артиллерийский. Озеро - памятник природы, а вокруг на пять километров ни кустика, окрестности сильно деградированы. Я рассказал об этом членам нашего клуба, и мы стали устраивать там субботники, обсаживать берега. Делали из ивы живые плетни, они прижились, и таким образом удалось восстановить берега, озеро ожило.

Была у нас мысль создать экопоселение именно там, рядом с озером, но с военными сложно иметь дело. Мы стали осматривать окрестности и нашли-таки место в пятнадцати километрах. Те же люди, кто обсаживал озеро, и решили здесь поселиться. Поле было до того эродировано, что даже пырей не рос. Мы засеяли его козляком - не рос поначалу даже он.

Мы взяли сейчас по полтора гектара; взяли землю в аренду на 49 лет, со временем возьмем в собственность. На нашей земле есть родник.

- А земля-то восстанавливается?

- Да, и притом быстро: появились земляные черви, повысился уровень грунтовых вод по оврагам... У меня на участке растут в траве помидоры, вот на фото кустик, огурцы вьются прямо по березе... Приезжал к нам Сергей Мухачев (один из основателей движения ДОП и Международного Социально-экологического союза), он тоже хочет землю брать, но не для родового поместья, а для выращивания редких дикорастущих.

Сажаем кедры. На даче-то у меня уже четырехлетки, 30-40 см. Кедры сажаю из обычных семян - кедровых орешков. Перед Новым годом закладываю орешки в холодильник, чтобы обеспечить нужные условия для прорастания (холод, влагу), после Нового года они уже проклевываются, наклюнувшиеся сажаю в горшок, а в апреле высеваю на нужное место. Тенек им нужен.

- А кто-нибудь уже живет в «Светлом» постоянно?

- Пока мы строим экспериментальный общинный экодом из соломы. Условно назвали его «дом творчества». У нас много бардов... Будем собираться, гостей принимать. Размеры дома - 6 на 9 метров.

- А в чем его экспериментальность?

- Во-первых, сам материал - солома. Совхоз тюкует ржаную солому в тюки 50х30х30 пресс-подборщиком, их мы и используем в качестве строительных блоков. Они легкие, обладают высокими теплоизолирующими свойствами. Чтобы мыши не лезли, стыки обкладываем лапником. Еще один плюс соломенных блоков - из них можно строить и зимой. Заодно и проверили, насколько теплый материал солома.

На каркас пошли поваленные деревья, которые нам лесник бесплатно отдал. Пилили их вручную, в удовольствие.

Всего в строительстве участвовали 35 семей, 20 мужчин. Женщины тоже помогали, конечно. Нашли новое применение плоскорезам Фокина - обдирать кору с бревен, предназначенных для каркаса.

Нам не разрешили строить дом на капитальном фундаменте, поскольку по официальному статусу эта земля является сельскохозяйственными угодьями. Фундаментом служат полутораметровые столбы. Восстанавливаем технологии древнего зодчества: вертикальные стойки соединяются дубовыми шипами, кое-где ставим скобы. И вот был момент, когда каркас на скобах сместился, на шипах - нет. Шипы лучше.

Во-вторых, крыша у нашего дома - из тростника. Вообще-то с тростниковыми крышами я впервые столкнулся в Венгрии, куда ездил в связи со своим бизнесом. Мы побывали там в частном музее, созданном на базе старинного добротного дома. Уже свыше столетия кровлей этому дому служит - и надежно - именно тростниковая крыша. Причем выяснилось, что многие богатые венгры стремятся покрыть дом именно тростником.

Вот и мы смогли у нас в экопоселении отработать технологию укладки тростниковой крыши. Взяли ее с какого-то сайта, дорабатывали по ходу. Крыша стоит уже больше года, дождь не пропускает и снег держит хорошо, прочная.

Но строительство тростниковой крыши очень трудоемко. Сначала ведь надо заготовить сам тростник. Зато стройматериал бесплатный... Тростник мы заранее сжинали серпами на берегах Казанки. Обычно его сжигают, и казанская ДОП во главе с тем же Сергеем Мухачевым долго боролась с тростниковыми палами. А мы вот нашли альтернативу сжиганию - такое полезное использование. Мы строили крышу долго, но больше это за счет того, что работали в свое удовольствие, понемногу, не нацеливались на «трудовые подвиги». Приезжая на свое поле, мы сначала, до обеда, потихоньку сажали зеленые изгороди на своих участках, а после обеда 2-3 часа укладывали крышу. Работали с песнями, не уставая, и за полтора месяца крышу сделали. По ходу придумывали, как сделать лучше. Через полметра уложили поперечные бревна, на них тростник внахлест, на манер черепицы. Тростниковая крыша не требует досок под обрешетку.

В ходе совместной работы дети становятся другими, у детей и родителей появляется больше уважения друг к другу.

- А с местными жителями, властями как-то поддерживаете отношения?

- Вот выступали с нашими песнями в райцентре Пестряцы, принимали нас хорошо. Хочу вообще рассказать о нашем творчестве. Просто поток какой-то пошел под влиянием наших любимых книг Мегре. Сочиняем стихи, песни и выступаем с ними. И не только мы, это характерная черта всего анастасийского движения. Появился «Караван бардов», я даже пригласил этих ребят для участия в нашем антиядерном марше против строительства Татарской АЭС под Нижнекамском, и они прямо-таки украсили марш. Наши песни несут светлую энергию. А я заметил, что у всех известных признанных бардов есть негатив, печаль, пессимизм, даже у Визбора, вспомните: «Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены»...

Мы выступаем в самых разных местах. К примеру в детстком доме. И не только поем, мы стали опекать этих ребятишек, подарили им гитару (ребята захотели научиться играть сами). А еще - предложили ребятам, кто захочет, тоже взять себе землю на нашем поле. Это также идея из книг Мегре, есть у него там такая история про девочку Соню... Несколько ребят загорелись, взяли землю, всем миром им помогаем. А еще с этим же детдомом мы - уже доповцы - проводим традиционные дружинные акции: делаем кормушки для птиц, елочные новогодние букеты.

Еще выступали в... тюрьме - колонии строгого режима (так называемая «двойка»). Начальники говорили - да у нас такой народ, слушать не будут. А на деле - во время выступления была мертвая тишина. А потом посыпались вопросы. Нашлись и там увлеченные последователи.

- Ты - редкое явление, одновременно живешь в двух стихиях, в двух движениях: зеленом-дружинном и анастасийском-экопоселенческом.

- Я считаю так: доповцы, дружинники - это пассионарии, фанатики в лучшем смысле этого слова, это духовная элита. Но... помните строчки из доповской песни? «Нас немного на земле пока...» Они - одиночки. А анастасийское движение - очень массовое, снизу идет. Огромные залы народу собираются на встречи с Мегре, на конференции... Был я у Света Забелина и спрашивал его: «Вы что не участвуете в конференции анастасийцев «Выбери свое будущее»? Там столько народу, и все эти люди нуждаются в вас, зеленых, экологах, сейчас они активно ищут экологичные технологии для строительства своих поместий». Я считаю, что связка должна быть обязательно, и сам, как могу, ее осуществляю.

- Честно говоря, я понимаю, что зеленых, биологов может отпугнуть некая путаница в понятиях, в фактах, которая, уж извини, и у Мегре заметна. Что далеко ходить, в первой же книге из серии «Звенящие кедры России» о сосне кедровой (сибирской) говорится как о «том самом кедре из Библии», а ведь это совершенно разные деревья.

- Я считаю, главное - что образовалось движение, люди общаются, творят, вот тот же караван бардов взять... и что в это движение и в поселения привлекаются люди, которые раньше были далеки от экологии. Смотри, люди не просто взяли по полтора гектара, на каждом участке они уже посадили по 500 - 1500 деревьев и кустарников, включая зеленую изгородь. Сажают и местные, и экзотические растения - аралию, маньчжурский орех, каштан, боярышник, шиповник. А с северной стороны четверть участка должен занимать лес: сосна, дуб, кедровая сосна. То есть деградировавшая земля украшается рукотворными лесами. Еще момент: мы только с положительной энергией работаем на земле, информационное загрязнение не приветствуется. Что же касается кедра и кедровой сосны, то это академик Паллас первый напутал. Петр Первый послал с Палласом экспедицию в Сибирь - найти заменитель кедра для кораблестроения. Паллас пишет радостный: я нашел кедр. Он в переносном смысле выразился, конечно, а так и повелось. Но наш кедр ничуть не хуже библейского-ливанского, наоборот, ценнее: плоды есть можно! Сто граммов неочищенных орехов ежедневно возвращают людям здоровье. Так что пусть народ называет сибирскую сосну кедром, ничего страшного. Главное - у людей меняется ход мышления, действия, образ жизни.


Беседовала и записала
Ирина ФУФАЕВА.

К содержанию
На главную страницу "Берегини"