ВИДЕО / Взгляд на экологическое кино

Версия для печати Версия для печати

 


Максут Жаримбетов: «Как говорится: глаза боятся, а руки делают»


В Шымкенте состоялся II Международный фестиваль анимационного кино. Один из старейших городов Казахстана наравне с Алматы смело можно назвать городом анимационных студий. Здесь создается привлекающая внимание зрителей народная мультипликация.

На студии «Анимастер» под руководством Максута Жаримбетова делают фильмы, в основе которых не только фольклор, но и сюжеты современного актуального содержания. Сотрудник «Зеленого спасения» Надежда Беркова поинтересовалась, какие ленты на экологические темы сняты на «Анимастере».



Как давно Вы работаете в анимации?


Первый анимационный ролик продолжительностью 34 секунды был создан в 1999 году. Рекламу заказал автоцентр «Тулпар» – ремонт и техобслуживание автомобилей. Заказчик хотел увидеть смешной ролик: автомобиль, который должен не только ездить, ломаться, но и летать. Все рисовалось на компьютере обыкновенной мышкой с шариком внутри. Творческие мучения привели к мысли, что 3-мерная анимация, несмотря на свои возможности, вряд ли применима. Благо, на тот момент появилась программа Flash, позволявшая создавать анимационные образы.

Как создаются мультфильмы, мы примерно знали. Но никто из студийных программистов (а нас было трое) и представить не мог, что придется заняться анимацией самостоятельно. Это ж сколько рисунков нужно создать вручную! Для 24 секунд – 25 кадров, это 25 рисунков! И все-таки мы взялись за работу. Как говорится: глаза боятся, а руки делают. Отмечу, что занятие это оказалось хотя трудным, но на столько интересным, что скоро в процесс рисования включились все сотрудники студии. Ролик был сделан с небольшим опозданием по срокам, но заказчик остался доволен. На следующий день после первого показа по местному телевидению мы получили поздравления и от конкурирующих рекламных студий. С тех пор мы на мультипликационной стезе.

На тот исторический момент в нашей республике почти перестали выпускать мультфильмы. Телеэкраны заполонила голливудская продукция. Казахстанской анимации не было вообще! Вот тогда мы поставили цель – отдать свои силы производству мультфильмов. У нас не было специалистов, которые знали бы все тонкости анимации. Надо было изучать специальную литературу, искать оборудование для создания рисованных фильмов. Заработав на рекламных проектах, мы приобрели графический планшет для компьютера. Пригласили профессиональных художников. Когда решили приступить к большому фильму, многие отказались работать. Посчитали, что и так достаточно крови проливается из-за 15-30 секундного ролика, а тут целых 15 минут! Нет уж, простите, мы не в состоянии взяться за такое дело! …Пришлось пригласить других.


Расскажите, пожалуйста, о сотрудниках «Анимастера». В Вашей группе – автор сценария, художник-постановщик, актеры, композиторы, музыканты… А есть ли профессионалы, имеющие специальное образование?

В 2003 году мы создали студию «Жебе» (по-русски– «Стрела») на базе ТОО с одноименным названием. Пришли новые люди. Из прежнего состава остался я один. Пришлось заново браться за подготовку художников. Возникли сложности. Во-первых, пришли специалисты старшего поколения, совершенно незнакомые с компьютером. Рисовать они умеют, но только на холсте или бумаге. Пришлось показывать и объяснять, что такое компьютер, как создаются «документы», как их сохранить в виде файла, как открыть, закрыть программу. Изучали литературу по кинопроизводству, драматургии и многое другое. Прошло некоторое время, компьютерные программы были освоены, и можно приступить к работе.

Над анимационным фильмом «Алдар Косе и шайтаны» работали большой группой: художник-постановщик – Бегим Каламулы; аниматоры – Любовь Пойманова, Айсулу Имангалиева, Канат Толегенов, Батырхан Дауренбеков. Автор сценария и режиссер – Максут Жаримбетов. Трудились очень долго. За это время на студию пришли и другие художники. Они тоже внесли свой вклад: Батыр Ауельбаев, Марат Естурлин, Владимир Юцевич, Нуриддин Паттеев, мой сын Кайрат, племянница Самал Жаримбетова. Да, в группу входят и родные мне люди. Но именно к ним требования выше, чем ко всем остальным. Татьяна, моя супруга, пишет сценарии.

В 2005 году студия, переименованная в «Анимастер», приняла участие в конкурсе на лучший сценарий о сохранении сайги от браконьерского истребления. Организовали конкурс ОФ «Азия-Арт» и Союз охраны природы Германии (NABU). Татьяна Жаримбетова стала победителем. Снова пригласили художников, даже композиторов Агына Бейсенова и Дмитрия Андронова. Майра Бекболатова, Казбек Жаксыбаев, Самат Нуралиев, Талгат Серикбаев на базе студии прошли курс обучения компьютерной анимации. Профессиональных аниматоров на студии до сих пор нет…


Как приходят идеи, рождаются сюжеты? Вас беспокоит трагическая ситуация с сайгой и Вы сочиняете историю и снимаете фильм? Или, поскольку мы живем в рыночном обществе, Вы сначала должны быть уверены в том, что работники студии получат зарплату… В общем, что влияет на выбор темы фильма? Как Вы планируете деятельность?


О том, что мы живем в рыночных условиях, не стоит забывать ни в коем случае. Художники, работающие в анимации, к разряду соловьев не относятся, и баснями их не накормишь. Но излишняя меркантильность в творческих вопросах может принести больше вреда, чем пользы. Хотелось бы иметь бюджет как у Диснея, но это фантастика. Многим хочется получить все сразу, но так не бывает.

Чтобы обеспечить деятельность студии, приходится думать и о финансировании проектов, и генерировать идеи, которые осуществятся завтра. Думаю, что все начинается с какого-то замысла… Внимательно следим за событиями, происходящими в обществе, размышляем над актуальными темами, которые возможно отразить в анимации, придумываем сюжет… Пишем проектное предложение, в котором обосновываем целесообразность идеи, просчитываем эффект от реализации проекта. Обращаемся во многие организации, фонды. Не везде получаем поддержку… Когда начали писать сценарий о сайгаке, по-настоящему не задумывались, насколько трагична судьба этого степного животного. Когда взялись за изучение этой проблемы, ужаснулись, в какой ситуации оказалась сайга по милости людей! Статистика неумолима: из двух миллионов сайгаков за двадцать лет планомерного истребления осталось только двадцать тысяч! Мы решили внести свой творческий вклад в дело спасения животных, разбудить в зрителях сочувствие к гибнущим животным и стремление защитить их…

В 2006 году состоялась премьера, фильм показали широкой аудитории на фестивале «Звезды Шакена» в Алматы, на местном телевидении. Теперь, когда поголовье сайги увеличилось до 60-ти тысяч, чувствуешь себя причастным к благородному делу спасения животного.


Кто финансирует студию? «Сага о сайге» создана при поддержке немецких спонсоров? Кто еще выделял деньги на создание фильмов?

За годы деятельности производство фильмов на нашей студии поддерживали многие организации. Вторую серию «Сайги» финансировали некоммерческий благотворительный фонд «Seimar Social Fund», Союз охраны природы Германии. Оказали помощь: Альянс по сохранению сайги, Центр охраны дикой природы (г. Москва), Комитет лесного и охотничьего хозяйства Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан, компании Shell и Agip KCO. Налажено сотрудничество с Посольством США в Казахстане. На мультипликационный сериал «Детская конституция» и новый проект «Право на жизнь» выделил средства Госдепартамент США. Для Проекта по контролю СПИД в Центральной Азии наша студия работает над мультфильмом «Приверженность АРВ-терапии», профинансированным Всемирным банком. В сотрудничестве с общественным фондом «Кризисный центр "Подруги"» создан анимационный фильм «Не всё то золото…» На выбор темы произведения влияет ситуация в обществе. Наши мультфильмы, в большинстве своем, социального значения. Тема подсказывает сюжет мультфильма. Финанс
ирование – это одна часть вопроса. Фильм должны увидеть люди. Серии «Саги о сайге» дошли до широкого зрителя при поддержке Комитета лесного и охотничьего хозяйства. Мы сотрудничаем со многими телеканалами не только в нашей стране, но и за ее пределами.


Как долго группа работает над фильмом? Вы создаете анимацию на компьютере. В каких программах работаете?

Наша студия прилагает все усилия, для того чтобы мультфильм был создан в минимальные сроки. Самые короткие – три дня, бывает, работаем и по две недели. Есть мультфильмы, на которые уходит пара месяцев. Все зависит от объема финансирования. Чем меньше средств – тем меньше сроки. Длительная работа над проектом приводит к его удорожанию. Компьютерные технологии ускоряют производство. В некоторых случаях, а то и в целых проектах необязательно рисовать все 25 кадров для одной секунды – так называемый «тайминг». Хитрая штучка позволяет эффективно пользоваться созданным рисунком. Применяем разные программы, и тут секретов нет – Macromedia Flash, Toon Boom, After Effects, Adobe Premier и многие другие.


В титрах «Саги о сайге — 2» указаны имена участников конкурса на сценарий о сайге. К написанию истории Вы привлекли  людей самых разных возрастов: от школьников до пенсионеров. Получается, что Вы создаете своего рода «народное кино» в популярной анимационной форме, привлекательной как для детей, так и для взрослых.

Для второй серии мультфильма о сайге мы объявили в Интернете конкурс на участие в создании сценария. Дело не в том, что мы не могли сами написать сценарий; привлечь внимание широкой общественности к проблеме сохранения сайги – вот что входило в наши задачи. В конкурсе приняли участие не только школьники, но и люди старшего возраста. В титрах фильма отмечены имена людей, которые прислали свои идеи, рассказы, сочинения. Все тексты, идеи использовать в 15-минутном фильме невозможно. Обилие материала привело к увеличению продолжительности. 2 часть длится 25 минут. Возникла мысль о третьей серии: так много осталось за кадром.


Как Вы определяете жанр, стиль, художественные особенности Ваших фильмов? Анимация, отражающая сложный клубок социальных проблем? Анимация-сказка, фантазия с участием животных, говорящих на человеческом языке? Смешение стилей…


Стиль и художественные особенности фильма, по-моему, определяются многими факторами. В первую очередь, влияют тема и идея. Фильм может быть и детально прорисованным, как, например, «Алдар Косе и шайтаны» или «Сага о сайге». В случае с «Алдаром Косе…» мы хотели рассказать уже известную сказку современным языком, во втором – ставили целью правильно передать движения сайгака, его повадки. Кажется, с задачей справились…


Убедить зрителя в правдоподобии нарисованных художниками животных – это одна из задач. Но в рассказе о судьбе казахстанской сайги на первый план выдвигается идея защиты, спасения уникального животного. Правильно нарисовать – это вопрос формы… Вы делали ленту по заказу, и заказ этот предельно ясен…

Да, мультипликация как искусство придуманных форм предполагает сказочность и фантазию. И ничего удивительного нет в том, что животные говорят человеческим языком. В сказках могут говорить и неодушевленные предметы. Главное – рассказать хорошую историю. И еще – наши фильмы должны выполнять важнейшие социальные задачи: воспитывать, обучать, нести очень важные для людей идеи.

В некоторых случаях необходимо считаться и с форматом будущего фильма и со средствами, выделенными на его производство. Важно, каков объем финансирования. Меньше выделенных средств – короче сроки выполнения проекта. Проект «Детская конституция» планировался 16-серийным. Каждая серия продолжительностью пять минут. Объем работы подсказывал, что в таком случае лучше применить «лимитированную» анимацию (так на профессиональном языке называют анимацию с преобладанием скупых, упрощенных движений и обилием диалогов). Чтобы объяснить детям положения Конвенции ООН, защищающей их права, написали подробный пояснительный текст. Потому фильм получился с таким количеством диалогов. На примере злоключений Оливера Твиста, героя романа английского писателя Чарльза Диккенса, мы попробовали рассказать об основном юридическом документе, который защищает права детей.

В конце каждой серии указали телефоны экстренных служб в г. Шымкенте. Этот проект получил самое широкое распространение. Показывают его не только в Казахстане, но и за его пределами. Копии ушли в Таджикистан, Кыргызстан, Башкортостан, Дагестан, Молдову. «Детская конституция» была удостоена Диплома Первой степени и «Золотой статуэтки» на Евразийском телевизионном фестивале фильмов и программ для детей и юношества «Я – Человек» в г. Оренбурге.

Мы продолжаем работу над следующими сериями. Всего их должно быть сорок две: в анимации найдут отражение статьи первой части Конвенции, включая Преамбулу.


Существуют ли для Вас некие образцы в анимации, на которые Вы равняетесь, приступая к работе над фильмом? Кого Вы считаете своими учителями в мировой, советской, казахской анимации?

Мультфильмов на свете много, и что-либо выделять в качестве образца я не представляю возможным. Каждое произведение интересно по-своему. Обычно я стараюсь понять: кто стоит за тем или иным фильмом, образ мышления его автора, оценить идею, которую он воплощает. Просмотры – это как уроки о том, как надо делать мультфильмы или как их не надо делать.


Не прослеживаете ли Вы связь созданных на «Анимастере» фильмов о судьбе казахстанской сайги с лентами Уолта Диснея (в частности – «Бэмби) или скажем советско-японского «Пингвиненка Лоло»? Возможно – с мультипликационными лентами, созданными недавно и в советское время в Казахстане?

Непосредственной связи «Саги о сайге» с «Бэмби» я не вижу. Может быть, тот, кто смотрел «Бэмби», и скажет, что есть нечто общее между нашими фильмами, но это я не отношу к нашим заслугам. В период работы над «Сайгой» у нас даже был запрет на просмотр диснеевской ленты. Чтобы сохранить чистоту идеи нашего замысла, мы накладываем табу на просмотр похожих по теме мультфильмов. После того как фильм закончен — пожалуйста, смотрите, сколько хотите. Но и после окончания проекта никто не захотел посмотреть «Бэмби». Может быть, хороший мультфильм (Дисней, все-таки!). Такой же запрет был введен на просмотр кинофильма «Оливер Твист». Диск с этим фильмом приобрели в магазине, объявили на студии, но решили посмотреть его после того, как завершится работа над «Детской конституцией». Так и сделали. Оказалось, что мы более детально рассказали о приключениях Оливера Твиста, чем Роман Полански.


Расскажите, пожалуйста, об участии в фестивалях. С кем познакомились? Какие контакты завязались…

Фильмы нашей студии – участники многих фестивалей: анимационных, телевизионных фильмов. В мае 2009 года мы решились отправить две серии «Саги о сайге» на Международный телевизионный фестиваль экологических фильмов «Спасти и сохранить» в Ханты-Мансийск. Фильм попал в программу показов, и организаторы прислали приглашение. В списке мультипликационных лент оказалось всего 25 названий, среди них и наша «Сага…». Картина получила добрые отзывы зрителей, участников фестиваля.

Фестиваль проводился в тринадцатый раз. Очень представительный состав жюри, в программе творческие встречи с представителями телекомпаний, учеными многих регионов России, СНГ и дальнего зарубежья. Координаторы, организаторы экологических фестивалей из разных концов света рассказывали о конкурсах, целях и условиях участия в них.

Нас пригласили в Санкт-Петербург на «Зеленый взгляд», в Ереван на фестиваль «Дитя солнца», на Центральноазиатский фестиваль экологической журналистики и «ЭкоФильм» в Чехию.

Мы побывали на «Зеленом взгляде» и в Душанбе, где проходил 7-й Центральноазиатский фестиваль экологической журналистики. Там «Сага о сайге» получила 3 место, была отмечена дипломом. Но это был фестиваль для журналистов, и наш мультфильм не вписывался в формат конкурса. И все же есть у нас повод гордиться наградой. Приняли мы участие в «Телефоруме-2009» в Москве, где наши мультфильмы были отмечены сразу двумя дипломами 1-е и 2-е место в номинации «Мультипликация».

Каждый фестиваль интересен конкурсными работами, встречами с их авторами. Завязывается общение, появляются друзья по переписке. Мы принимаем многие приглашения. Но везде успеть невозможно, идет работа над очередными проектами. И на фестивали езжу не только я, как руководитель студии, но и наши аниматоры. Недавно двое наших сотрудников вернулись из Республики Тыва, где проходил экологический кинофестиваль «Живая тропа Дерсу», побывали в Оренбурге на форуме «Я – Человек», где с честью представили работы нашей студии. В апреле у нас в Шымкенте состоялся Международный фестиваль «Алтын Жебе-2010»...


Что для Вас означает понятие «экология»? Какая, на Ваш взгляд, сложилась экологическая ситуация в Казахстане?

Наша студия, в основном, состоит из художников, и потому в области экологии мы не являемся сильными специалистами. Оценку состояния экологии могут дать только экологи, я так считаю. Могу судить только по своим впечатлениям от поездок или по той картине, которая складывается на моих глазах. Но это субъективное мнение.

Расскажу о том, что недавно случилось со мной. Из Ханты-Мансийска я возвращался на поезде. Собираюсь выбросить пакет с мусором, нахожу в вагоне контейнер. Эти ящики, сами знаете, расположены возле туалета, где постоянно кто-то ожидает очереди. Ну вот, подошел к ящику, а на него взгромоздилась какая-то женщина, поближе к открытому окну – подышать чистым воздухом. Попросил ее встать, чтобы положить пакет в мусорный ящик, а она ни в какую! Предлагает выкинуть пакет в окно. Но я-то еду с экологического фестиваля. Туда и обратно вижу одно и то же: как проводники выбрасывают мусор из ящиков в щели между вагонами. Настойчиво попросил ее подняться, она со скрипом согласилась, и пакет был положен, куда следует. Вышел покурить в тамбур и посмотрел в окно: на протяжении всего пути разбросано множество пластиковых бутылок, пакетов и всякого мусора. Куда ни брось взгляд – кругом мусор, мусор! И в России так же, но из-за того, что там у железнодорожного полотна обширные лесные массивы, ветер не разносит мусор, и он лежит вдоль дороги. Картина удручающая.

Возвращаюсь, а эта подруга на том же месте. Обращаю ее внимание на картину за окном и пытаюсь усовестить, вот, мол, такая широкая красивая степь у нас и все так замусорено. В ответ: «А все проводники мусор выкидывают». «Не надо сваливать все на других, порядок надо начинать с себя», – говорю. Каково же было мое удивление, когда выяснилось, что она и есть одна из проводниц нашего вагона.

Остается подвести итог: пока люди не будут понимать, что такое нормальное экологически грамотное воспитание и поведение, природа будет всегда в слезах.