ВИДЕО / Клуб «Зеленый объектив»

Версия для печати Версия для печати

 

Увидеть в «Зеленом объективе»
Новое – о клубе

 

Перемены

Итак, закончился второй сезон в клубе «Зеленый объектив».

Первый год прошел в Технико-экономической академии кино и телевидения: сеансы – в актовом зале. Там и выставка фотографий – мгновений, запечатлевших явления природы, ее живых существ. Диалог тогда скорее выстраивался по схеме – ведущий как педагог, зрители – учащиеся. Организаторы рассчитывали на участие студентов операторского отделения. Выбор фильмов в программу показов виделся уже – документальные фильмы об острых экологических проблемах, научно-популярные, учебные ленты, видовые – о красотах заповедных мест. Главное этот материал работал на идею клуба: природа – наша мать, единственная и вечная, Земля – наш общий дом.

По ряду причин клуб переехал в галерею современного искусства – «Duniya art», расположенную в Республиканском уйгурском музыкальном театре им. К.Кужамьярова. И новый, второй, сезон работы «Зеленого объектива» принес замечательные перемены.

Руководитель галереи – приветливая Ирада Абдуллаева. У нас общие интересы, культурные цели, просветительские задачи.

Здесь постоянно меняются экспозиции. То пестротой нежных тонов ласкали взгляд лоскутные произведения Людмилы Янченко, то через месяц-два покоряли  цветовой экспрессией полотна уйгурских художников. Название их выставки замечательное – «Под лучами солнца». Привлекли внимание работы фотографа, одержимого макросъемкой, энтомолога Фархада Бакиева. Как тут не вспомнить персонажей изумительного французского фильма «Микрокосмос» – муравьев, бабочек, кузнечиков, гусениц! Все это можно было увидеть в галерее. Сама обстановка, атмосфера располагали к культурному, интеллектуальному общению. А тут еще и хорошее, разнообразное кино – альтернатива массовому потоку.

Какое оно – хорошее, разнообразное кино?

Немало усилий организаторов и добровольцев было направлено на поиски в прямом смысле достойного кино. Чего стоят лента-призер Международного кинофестиваля «Звезды Шакена» «Проблемы с комарами и другие истории», или фильмы, рекомендованные к показу доктором искусствоведения, отборщиком ряда фестивалей Х.-Й. Шлегелем! Достоинство клуба состоит в том, что показы – некоммерческие, здесь могут представить свои работы непрофессионалы. Пополнение видеотеки, расширение жанрового диапазона повлияли на формирование программы. Теперь мультипликацию сменял документальный фильм, игровую ленту – научно-популярное, учебное кино. Ведь на картину определенного вида или жанра приходит свой зритель. Среди посещающих клуб – и стар, и млад.

Вот сеансы анимации: обычно думаешь, созданной прежде всего для детей. Формируя программу, находишь такой фильм, что поражаешься, как автор, использующий минимум художественных средств (хрупкую линию, слабое (светлое) пятно), мог сказать языком притчи о том, что доступно и ребенку, и взрослому. Речь о фильме канадского режиссера Фредерика Бака – «Крак!». В легкой, почти прозрачной пастельной технике создана эта мультипликация. В центре фильма деревянное кресло-качалка – символ крепости семьи, уюта родного дома и хрупкости этого материального мира. Ритм движения-раскачивания напоминает о тех чудесных вечерах, днях, минутах, которые семья проводила вместе. На смену прежним ценностям, неторопливому течению жизни приходят новые времена, новые люди и новые материальные ценности, абстрактное  искусство, оторванное от действительности, вытесняющее народные традиции. И Бак обращает свои взоры к детям. Их наивные и чистые души первыми понимают, что «король голый» и тянутся все к той же качалке…

Национальное начало, непосредственно связанное с культом родной земли, явлено в анимационном фильме «Кайчи» казахстанского режиссера Тамары Мукановой (на фото), родом с Алтая. Лента посвящена сказителю древних алтайских песен. Старик ведет рассказ о дорогих сердцу соотечественниках, их самобытной культуре, основанной на древних верованиях. Песни, рожденные в стародавние времена, столетиями передаваемые из уст в уста, подхвачены профессиональными композиторами, восприняты кинематографистами-художниками в качестве сюжетов о жизни родного народа. Сам фильм – будто кропотливо сотканный из деревьев, трав и листвы пестрый гобелен.

Или, к примеру, такие малые формы, как «Лодка» румына Йона Попеску-Гопо (всего-то четыре минуты), «Остров» советского российского режиссера Федора Хитрука – (ненамного больше по времени). Восхищает, как художники умудряются вложить в эту рукотворную анимацию такое количество смыслов. Планета и человек, война и мир, ответственность и безрассудство, солидарность и индивидуализм, единство целей и амбиции. Художник, взяв кисть, перо, бумагу – а потом много листов целлулоида, – будто отошел от реальности, не копировал ее, но приблизился к ней, заглянув в самую суть через образы, через чувства воззвал к разуму. От такого концентрата минимальной формы и актуального смысла всего шаг к социальным роликам в защиту природы. За такое святое дело берутся талантливые аниматоры. Тридцатисекундный ролик «Маленькая шалость – большая беда» итальянского художника Бруно Бозетто. Беспечная малышка, играя со спичками, поджигает лес. Завершает сюжет  детский плач его беззащитных обитателей, стоящих на пепелище: птичек, ежика, зайчика...

Еще один крошечный сюжет – «Муха» – венгерского режиссера Ференца Рофуса, удостоенный премии «Оскар», как и «Крак!» Бака. О чем он? Конечно, не только о том, что написано в аннотации: «Захватывающий дыхание полет мухи, упоение свободой. Только зачем было лететь в старинный особняк, где живут люди?!» Не есть ли ее суетное движение – метафора человеческой жизни, часто нелепой и безрассудной?! И тогда уже не до смеха все эти три минутки тотальной анимации. Тотальной, потому что зритель видит мир с точки зрения ошалелого насекомого, будто это он летит, и траектория этого полета – изломанная, с резкими поворотами и неожиданными остановками. Окружающая среда –лес и листва, поле и трава, дом вдалеке – предстает в ракурсах сверху и снизу. Меняются пространственные объемы, перспективы, ломается линия горизонта. А героиня всего-то – муха. Не сравнишь с очаровательным диснеевским Бэмби! Явно проигрывает! Но и цели, которые ставили художники этих произведений разные. Здесь видимый сквозь минисюжет – философский подтекст притчи (так в чем же смысл этого верчения-полета?), там чистая мелодрама: лесное дитя, ребенок лишился мамы по вине врагов животных – людей, охотников. Малыша-олененка, как и зрителя, утешат и историю расцветят изумительные гэги – очевидные, но поразительно убедительные нелепости! С восторгом и нежностью, со слезами грусти и радости пересматривали зрители от мала до велика шедевр Уолта Диснея.

Спустя месяц с нарастающим интересом вникали в перипетии современного сюжета «Валл-и» о маленьком роботе-уборщике. Электронное существо трудится на брошенной людьми планете. Поразительно создан этот анимационный образ – в нем чистая нежная душа – анима. Как явлена в нем психология ребенка – в ситуации катастрофы, он находит в огромных мусорных кучах интересные предметы, эти штучки для него – игрушки. Пример бережного отношения к вещам, предметам, природным ресурсам – через детское увлечение, игру. Видимо, именно так – снова взрастив в себе ребенка можно спасти планету, понять, что и у нее есть душа.

Спускаемся с анимационных небес на землю. Здесь противоречивую жесткую реальность фиксирует документалистика. Принципиальная гражданская позиция экологов выражена и в фильмах самодеятельных режиссеров-операторов из экологического клуба «Эремурус», и в лентах опытных ребят из Гринпис России. В их публицистических кадрах бурлит сама жизнь, негодующе звучит страстный голос защитника природы, кипит возмущенный разум, болит от страданий сердце. «Эффект ящерицы» – талантливая лента российских коллег Дильбар и Сергея Кладо о борьбе правозащитников за право людей жить в здоровой окружающей среде, об их победах и поражениях. Фильм, вызвавший широкий разброс мнений и примеров из исторического прошлого и культурных традиций народов, населявших раньше одну страну – СССР. «Наш народ на такое не решится, слишком робок и смирен», – сетуют казахстанцы. «Нет опыта правозащитного движения, слишком мало нас!», – подхватывают другие. В разноголосице мнений – протест «Так жить нельзя! Надо что-то делать!» И делают, и рассказывают об этом. Призывы к действиям в защиту природы, которыми нередко заканчиваются многие пропагандистские ленты и социальные ролики неправительственных организаций, падают в здоровую почву.

Как резко отличаются от живых, эмоциональных фильмов, созданных силами экологических НПО, фильмы заказные, фильмы-отчеты! Форма провоцирует. И куда девается личное, гражданское отношение?! Да и было ли оно? Как правило, снимают  приглашенные, знающие ремесло, мастера кино и ТВ. Да, они профессионалы в своем деле, но как ни верти, не многие из них зеленые по убеждениям. Будучи несведущими в экологических вопросах, они опираются на мнение специалистов. Что само по себе необходимо, нужно. Но вот что из этого вытекает: подробно, основательно большие ученые вещают о сохранении, к примеру, дикоплодовых лесов. Они «побеждают» – их слово весомо, научно убедительно. А зрителям скучно! Не чувствуется заинтересованного взгляда, переживания тех, кто держит в руках камеру. Где уроки драматургии – интрига, где напряжение действия? Где, в конце концов, пафос, то зажигающее чувство, что должно увлечь самого разного зрителя – от эколога до домохозяйки. Фильм-отчет определенно ляжет на полку спонсора, а мог стать фильмом-призывом. И в нашем клубе разворачиваются долгие дискуссии о том, что нужно, чтобы и фильмы не снимались только потому, что в гранте предусмотрена статья расхода, и рядовые граждане и государственные мужи изменили отношение к горам, лесам, рекам… И мы не знаем ответов, ищем их вместе…

Почему с неослабевающим интересом смотрится любительский сюжет о восхождении альпинистов на восьмитысячник? Кстати, и такого содержания фильмы находят место в программе клуба! На их показах – свои зрители. Те, кто не представляет себе жизни без гор и вдали от них – покоренные их вершинами, зачарованные их  тайнами. Кому как не им понять, почему эти фильмы любительские! На высоту шесть, семь, восемь тысяч метров, к примеру, на Дхаулагири, К-2, только сам восходитель (и не всегда это опытный оператор, опыт обретается непосредственно при восхождении) может отправиться с камерой. Можно представить, в каких экстремальных условиях приходится снимать альпинисту Максуту Жумаеву.

Цепь заснеженных вершин – неотъемлемая часть пейзажа, с юга подступают к  Алматы горы. Горные цепи Тянь-Шаня – родина киргизов, казахов, уйгуров. И когда в программе клуба появляется фильм Толомуша Океева «Небо нашего детства», снятый более сорока лет назад, черно-белый, широкоэкранный (!), можно и удивляться и не удивляться этому. Режиссер Океев и оператор Кыдыржан Кыдыралиев из Киргизии создали гимн родине, печальное повествование о смирении и верности традициям и обычаям предков в годы активного наступления научно-технического прогресса, цивилизации на вековой уклад кочевого народа. Смятение и страх, воля к жизни и боль в душах скотоводов. Растерян и напуган табун лошадей, несущийся прочь от горного хребта, вспоротого взрывом. В размеренный ритм бытия вторглось нечто чудовищное, созданное учеными, инженерами, чья задача – преобразовать мир и окружающую среду на благо человека.

Животные и человек. Животное рядом с человеком. Прирученное, одомашненное, за которого мы в ответе. Как в ответе и за всех обитающих в дикой природе. Годы тренировок, тщательной подготовки требовали съемки фильмов Жан-Жака Анно «Медведь», «Два брата» с участием взрослых особей и зверят-малышей – медведей и тигров. Представьте себе, что медведя, выросшего в специальном центре – поместье с огромным парком – пришлось обучать, как ловить рыбу в горной речке! Рассказывает режиссер Ж.-Ж.Анно: «В сценарии написано: «Барт ловит форель». Но Барт не умеет ловить рыбу в реке, он ест рыбу из супермаркета. Каждый набросок сценарного плана, каждое движение, каждая эмоция были прочувствованы, проанализированы, отрепетированы так, чтобы Барт мог двигаться, словно он живет на свободе, и действует, руководствуясь инстинктом». Можно без сомнения утверждать, что такие приемы воспитания, дрессировки в истории игрового кино использовались впервые! Это ли не парадоксы извилистых путей сближения человека и животного на современном этапе высокоразвитой цивилизации!

И другой пример из фильма Вернера Херцога «Человек-гризли». В руки опытного профессионала – немецкого режиссера с мировым именем попал уникальный любительский материал. В кадре не только притягательная природа Аляски, медведи, лисы, но и сам герой. Тимоти Тридвелл, одержимый идеей слиться с природой настолько, что почти считать себя братом медведя-гризли, при этом осознавать, что ты можешь быть объектом интереса других. Парень постоянно ведет съемку. Камере поручена особенная роль: она как воображаемый собеседник, ей доверяют очень личное, перед ней исповедуются. Камера – единственный свидетель человеческой трагедии… Именно она сохранила документ потрясающей силы: последние минуты жизни героя и его подруги оказались записаны на звуковую дорожку – без изображения самой трагической гибели этого отчаянного и отчаявшегося парня. Почему он стал таким, почему ушел от людей, что стало причиной его смерти? Поиски ответов на эти вопросы в интервью родных и друзей Тимоти – как эколого-социологическое исследование, а беря во внимание факт гибели, – и расследование. Документальные видеозаписи становятся поводом для глубоких размышлений. Сначала для режиссера, а потом и для нас, зрителей…

«В последнее время некоторые режиссеры стали развенчивать этот наивный романтизированный взгляд на природу, – пишет на страницах Вестника «Зеленое спасение» американский ученый-культуролог Джейн Нокс-Война. – Они показывают, что жизнь в лоне дикой природы, среди зверей может привести и к трагическому концу, если не иметь большого опыта и знаний. Трагический конец героев фильма, двух некоренных американцев (это действительная история) предопределен, совершенно очевидно, тем, что они не сумели осознать мощь природы и ее законы, которые нельзя постичь в полной изоляции».

Может быть, к сближению с природой, пойти иным путем – обратиться к опыту тех традиционных народов, которые «…долго жили в действительно опасном взаимодействии с природой, достаточно полно изучили ее границы и ограничения, ее мощь и богатство» (Д.Нокс-Война) и почитали и до сих пор почитают многих животных священными. Накапливать визуальный материал годами в течение тринадцати лет экспедиций, выпустить уникальный фотоальбом о тотемных животных, готовясь к съемкам фильма. Так появился необыкновенно красивый «Пепел и снег» канадца Грегори Кольбера, зачарованного грациозной пластикой живых существ: пумы и слона, орла и пустынного лиса. Фильм – завораживающее видение, убаюкивающая медитация, вечная мечта о земном рае, где животные и люди понимают друг друга, доверяют друг другу… Они словно перевоплощаются друг в друга. Этот вечный танец восточной реинкарнации предстает, как непрерывный процесс и он не может быть остановлен.

«Пепел и снег» – апофеоз красоте жизни;  прикосновение к тайнам земли, воды, творениям рук человека – храмам, где он поклоняется божествам.

Диапазон тем, сюжетов, художественных форм кино о природе и человеке в ушедшем году стал шире. На экране представал не только реалистический материал, полный противоречивых жизненных ситуаций, сама природа, страдающая и неизменно возрождающаяся, но и исключительно художественное зрелище, трансформирующее идею, мысль в метафорические, притчевые формы, кино, доставляющее особое эстетическое наслаждение. Сюжет-загадка, история с напряженной интригой, полная приключений вызывали гамму эмоций, переживания, волнения и побуждали к размышлениям, философствованию. Многие создатели фильмов не называют себя экологами, не выступают от имени зеленых. Но в своих работах они выражают обеспокоенность о «планете людей». 

Такой кинематограф обретает все более актуальное значение. В нем заявляет о себе новая идеология, призванная объединить землян для решения экологических проблем. Эта идеология, проникающая во все сферы жизни, касается всех и каждого, но, к сожалению, не все осознают ее важность.

Кто пришел. С кем увидимся?

В клуб приходят те, кто хочет увидеть хорошее кино, те, кто задумывается о будущем Земли, обеспокоен переменами, происходящими в мире природы, ролью человека в этих процессах.

Клуб – это место встреч друзей. Так и хочется воскликнуть: какие люди к нам приходят! Это студенты и педагоги Казахской национальной академии искусств им.Т.Жургенова, Технико-экономической академии кино и телевидения, известные журналисты, режиссеры, фотографы. Вот наш постоянный автор Елана Кудинова. Елана, художник по призванию, ее видение, ее взгляд, ее речь – все принимается как откровение. Постоянный активист – Роман Ахмедов, журналист, человек тонкий, талантливый, чутко реагирующий на проявления бездуховности, надежный, принципиальный. Открытая, прямая, независимо и оригинально мыслящая Валечка Серова, доброволец «Зеленого спасения». Весомо звучит слово специалистов, преподавателя КазНУ им. аль-Фараби Надира Шамилевича Мамилова, руководителя «Зеленого спасения» Сергея Георгиевича Куратова.

Зрители и гости нашего клуба создают особое настроение, атмосферу в клубе. Не впервые живо откликается на приглашение прийти в клуб необыкновенно обаятельный и открытый парень – Максут Жумаев. Глядя на его молодое лицо и, кажущуюся  хрупкой фигуру, трудно представить, что за его плечами уже 12 (!) восьмитысячников. Что он бывал там, где ступала нога немногих жителей земли! Максут говорит об увлечении альпинизмом, ставшим делом его жизни. Говорит о волнении, которое испытывает человек перед величием гор, о священном для него этапе, – нет! – не покорения вершин, что было бы проявлением амбиций, возвышением маленького человека над природой, а восхождения. Говорит о тех сложных чувствах и мыслях, что будоражат его воображение, душу, когда он видит грандиозность задачи, и оценивает свой дух и силы, чтобы не дрогнуть перед мощью гор.

Режиссер анимации, милейшая Т.Н.Муканова. Мультипликаторы – особый тип людей, именно такие и приходят в эту трудную, неподъемную для нетерпеливых, профессию. Трогательно нежная и чуткая, по-детски доверчивая, преданная профессии, а теперь педагогике: Тамара Николаевна – руководитель мастерской в КазНАИ. Она пришла со своими студентами, показала фильм «Кайчи», созданный в 80-е годы, когда на «Казахфильме» довольно успешно работал цех мультипликации и можно было экспериментировать.

Поэзия визуальная органично переходила в поэтическую вязь – стихи подающего надежды Антона Митнёва, студента отделения режиссуры КазНАИ им.Т.Жургенова.

Так впервые в нашем клубе зазвучали стихи… Здорово об Антоне написала член клуба Елана Кудинова: «Радостно видеть, как через поэта пульсирует, рвется наружу неудержимое дыхание жизни. Ветер перемен. Поэт может сказать то, что не могут другие. Полуфразой, энергией слова. Просто тем, что он есть. «Я часто завидую обычному человеку», – говорит Антон. Обычному – не осененному Музой. Такому легче жить, но намного полнозвучнее, красочнее, интереснее жить поэту! В его стихах он весь нараспашку: юный и мудрый, любящий и ненавидящий, дрожащий и смелый…».

Документалист и поэт Бахыт Каирбеков, вдохновитель сериала «9 территория мира» о жизни, быте, традициях и обычаях казахстанцев, тоже читал свои произведения. Его ленту «Вслед за травой», снятую Леонидом Кузминским, замечательным оператором, мы посмотрели с нескрываемым волнением. Как снята земля Казахстана, как живет степь, колышутся ее травы, греет солнце… Отдельный эпизод посвящен старинному обряду: малышу разрезают путы, и он делает первые шаги по земле.

На «9 территории мира» плодотворно потрудился фотограф группы Николай Постников. Так на основе путешествий сложился альбом «Внутренним взором. Казахстан глазами фотографа и поэта». Яркий, притягивающий взгляд, великолепно изданный, но – без выставочного лоска и гламура. Простые человеческие лица. Люди за работой, дома, в быту, на шумном празднике. Рядом – животные, что издревле были около кочевника – лошади, овцы, собаки. Фотографии, где царствует сама Природа, – вечная, могучая. Чистая. Прекрасная. Природа-родина, природа-мать, та, что кормит, спасает, придает силы и утешает. Тематика альбома подкупила организаторов клуба, и встреча с документалистом и фотографом привлекла большое количество гостей.

Клуб – это и место формирования инициатив, поиска поддержки и просто сочувствия, если не с кем поделиться наболевшим. Как-то приходили ребята, убирающие мусор в Бутаковке; на Или, где рядом с изображением Будд на скалах, отдыхающие «почитатели древностей» (а иначе почему именно здесь они устраивают пикники?!) оставляют горы отходов. Приходил фотограф-любитель, увлекающийся съемкой водоплавающих птиц, особенно лебедей, и рассказывал, как на Сорбулак прибывают «караваны смерти» (так и сказал!) на джипах, чтоб пострелять этих прекрасных птиц. Возмущался: «Нет власти, которая пресекла бы это преступление!»

Благодаря Интернету складывается и заочное общение. Вести о клубе, видеотеке «Зеленого спасения» расходятся через сеть, и организации-партнеры приглашают нас показать какую-нибудь редкую ленту в детских, юношеских аудиториях. Ширится круг зрителей экологического кино.

Дорого общение с единомышленниками, хочется расшевелить равнодушных, поспорить с оппонентами… Гости клуба и слушать умеют, и поспорить горазды, а побеждает сила аргумента, авторитет знания.
Не раз было, вот уже и фильм посмотрели, кажется, все обсудили, все высказали, а расходиться не хочется.

Закончен очередной сезон в клубе, подходят к концу каникулы…



Надежда Беркова