ВИДЕО / Взгляд на экологическое кино

Версия для печати Версия для печати

 

РОБЕРТ ФЛАЭРТИ О ФИЛЬМЕ «НАНУК С СЕВЕРА» 


Роберт Флаэрти

Этот фильм возник в результате длительных экспедиций на Север, куда я был направлен сэром Уильямом Макензи в период с 1910 по 1916 годы. В течение многомесячных путешествий в компании с двумя-тремя эскимосами были проведены многочисленные исследования. Этот опыт позволил мне лучше понять их жизнь и проникнуться глубоким уважением к ним.

В 1913 году я приехал на Север с большим комплектом снаряжения. Мы перезимовали на Баффиновой земле, и, когда я не был очень занят исследовательской работой, я занимался съемкой эскимосов, которые жили с нами. Я еще не имел опыта в создании фильмов, и потому первые результаты были весьма посредственными.

Но поскольку мне пришлось участвовать еще в одной экспедиции, я запасся большим количеством негативной пленки с целью сделать свой первый фильм.

И снова, в свободное от изыскательских работ время, я продолжал съемки фильма. Преодолев многочисленные трудности, включая потерю баркаса и крушение нашей экспедиционной лодки, мы сберегли замечательный киноматериал. Спустя год после зимовки на Белчерских островах шкипер, метис (полукровка) из Лосиной фактории и я добрались до цивилизации со всеми моими дневниками, картами и пленкой.

Я собирался завершить монтаж фильма в Торонто, когда негатив погиб в огне, и я остался ни с чем. Смонтированный материал, однако, не сгорел и был показан несколько раз. Именно столько, чтобы я мог убедиться, что картина была плохой. Мне стало ясно, что если бы я сделал фильм с одним персонажем и придал ему характер типичного эскимоса, такого, которого я узнал достаточно хорошо в течение долгих экспедиций, результат мог бы быть лучше, равноценнее затраченным усилиям.

Я поехал на Север снова, на этот раз в одиночку, снимать фильм. Я взял с собой не только камеры, но и аппаратуру для печати и проекции, чтобы результаты можно было видеть сразу, как только эпизоды будут отсняты. Так мой персонаж и его семья могли понимать и осознавать то, что я делаю. Как только я показал им несколько первых кадров, Нанук и его племя были совершенно побеждены.

Наконец, в 1920 году я решил, что у меня достаточно эпизодов для фильм, и приготовился уезжать домой. Бедный старый Нанук крутился у моей хижины, говоря о фильмах, которые мы могли бы сделать, останься я еще на год. Он никак не мог понять, почему я должен прекратить всю эту работу с большим фильмом про него.

Спустя чуть менее двух лет я получил известие, что Нанук предпринял рискованное предприятие, отправился в глубь территории в надежде добыть оленя и умер от голода.

А наш «большой агги» стал «Нануком с Севера» и достиг самых дальних уголков мира, и множество людей, больше чем камней на побережье у жилища Нанука, смогли увидеть этого доброго, храброго, простого эскимоса.

Перевод с английского Н.Берковой.