ВИДЕО / Взгляд на экологическое кино

Версия для печати Версия для печати

Мне всегда хотелось снимать природу

  

В декабре 2010 года на канале Сaspionet появилась рубрика «Царство природы» – Nature`s Kingdom. Под таким  величественным названием еженедельно демонстрируются десятиминутные сюжеты о природе Казахстана. Их уже более сорока – это путешествия в национальные парки и заповедники, фильмы, посвященные животным, картины времен года в разных уголках республики. Ранее, в течение нескольких лет, на канале внимание привлекала рубрика «Природа» – Nature. Это были полутораминутные зарисовки, снятые в горах, в лесу, на берегу ручья или реки, живые, задерживавшие внимание зрителя… Их автор и режиссер Виталий Чернов.
 
Сотрудник Экологического общества «Зеленое спасение», киновед Надежда Беркова встретилась с автором уникального телецикла.

 

Н. Беркова. Многие годы собираю материалы об экологическом кино. Счастливый случай свел меня с Вами. Расскажите, пожалуйста, как все складывалось? С чего начиналось?

 

В.Чернов. Любая деятельность начинается с интереса. Я вырос в поселке Покатиловка в Западном Казахстане. Во время школьных каникул, как и все мои сверстники, работал в колхозе: в младших классах на току разгружал машины с зерном, старшеклассником – на косилке, стогометателе, на прессе… Но меня не привлекала перспектива остаться в колхозе комбайнером или трактористом. Это не оттого, что я не любил сельскую жизнь, а потому, что меня влекла какая-то иная романтика. Свободное время я любил проводить на природе. Заберешься, бывало, в балочку, и начинаешь рассматривать там цветок, другой… Такие они маленькие и разные. Приходил на речку, подолгу разглядывал кувшинки. Помню горки – так мы называли обрывы у реки Барбастау, притока Урала. Когда-то миллиарды лет назад на месте Приуралья было дно моря, мы находили там ракушечки, моллюсков. Называли их чертовыми пальцами, собирали, раскалывали. Посыплешь, бывало, этой крошкой ранку, и все быстро заживет…

 

Как-то мы с другом детства Вовкой Кривошеевым сидели с удочками у речки. Он говорит: «Я хочу  быть инженером», а я подумал, кем я хочу быть? Нет, не инженером… Кстати, Вовка выучился на инженера-строителя!..

 

В школе у меня было увлечение – я любил выступать на школьных вечерах и в сельском клубе в роли конферансье: рассказывал анекдоты, деревенские басни. Переделывал смешные истории, вставлял в них имена наших жителей. Однажды я решил – буду актером. А потом как-то встретился на рыбалке с артистом Уральского драматического театра. «Какой из тебя актер! – говорит он. – Речь у тебя неправильная, образование неважное, ты ж в деревне учился. Так что сиди здесь, толку не будет».

 

Когда-то давно, кажется, еще до школы, я посмотрел старый фильм, он назывался «Книга джунглей». Мальчик потерялся в лесу, там ему помогли выжить дикие животные. Меня с детства всегда манила и восхищала дикая природа. Сегодня мне кажется, что уже тогда мечтал снимать фильмы про природу. И чем старше становился, тем больше хотелось попасть в кино.

 

Так случилось, что моя одноклассница Таня Жукова собралась ехать в Алма-Ату, поступать в кинотехникум, пригласила меня с собой… Я подумал, закончу кинотехникум, буду снимать природу. Но в кинотехникуме, оказалось, изучали совсем другое: техническую часть, монтаж проекционной аппаратуры. Поступил, а доучивался уже после армии и работал в кинотеатре «Арман» старшим киномехаником. Помню, приводили экскурсии в наш кинотеатр, и я рассказывал о стереокино: левом и правом кадре на пленке – об иллюзии стереофильмов. Вообще кино – это иллюзия, но если хорошее кино, то иллюзия кажется правдой…

 

Узнал, что есть такая студия «Казахтелефильм», что там нужны механики в звукоцех. Здание студии располагалась «на горке», чуть выше нынешнего телекомплекса «Хабар» в Алматы. Мы с другом отправились туда с большим сомнением, возьмут ли нас… У меня уже было направление в Павлодарское областное управление кинофикации. Директор студии, тогда Маткаримов, сказал: «Напишем запрос в Госкино».

 

В первый день прихожу, осматриваюсь – так все интересно. Для меня кино – это тайна. Я показывал сотни фильмов в кинотеатре, а как все делается, я и не  знал. Зашел в монтажную, сидит  представительный дядька в джинсах, какой-то материал про природу просматривает. Я спрашиваю: «А вы кто?». Отвечает сурово: «Я режиссер. Что тебе надо?». Это был документалист Диас Гильманов. В этой монтажной меня охватила мания – хочу так работать!  Потом мы подружились с Диасом. Как оператор он снял более 70 документальных фильмов и на некоторых был режиссером. Самые интересные ленты о природе на «Казахтелефильме» снимал Анатолий Лаптев. Когда выходил очередной его фильм, я непременно смотрел. Особенно удивил красотой Маркаколь в «Озере студеном, ласковом».

 

Н. Беркова. Но самоучкой сложно было стать режиссером. И Вы получили специальное образование… Расскажите, пожалуйста, об опыте, на котором Вы учились.

 

В. Чернов. В 1979 году поступил в КазГУ на факультет журналистики.  Для тех, кто отслужил в армии, были льготы, и поэтому, несмотря на тройки, я стал студентом-заочником. В университете мы учились в одной группе вместе с Юрой Беккером, сегодня известным фотокором «Казахстанской правды». Специалистов для кино и телевидения готовили на кафедре телевидения и радиовещания. Но мы занимались и макетированием  газеты, выполняли журналистскую работу, толком тогда еще ничего не понимая. Конечно, я много узнал интересного, но все равно не представлял, как создается фильм. Начал книжки читать и понимать, что такое сценарный план, как должна строиться картина. Немало открыл, совмещая учебу с практикой. Госэкзамены я сдал на «отлично» и диплом «ТЕЛЕВИЗИОННОЕ ОБЩЕНИЕ (Синхрон – общение за кадром и в кадре)» также защитил на «отлично»… 

 

В конце 80-х появились первые независимые студии – «Катарсис» и другие, где снимали и заказное кино. На заказных фильмах я пробовал себя как автор сценария и режиссер и почувствовал, что в сюжет можно включать кадры с природой. Вроде и разговор идет о другом, а тут как отступление, взгляд в сторону – фрагмент первозданной природы...

 

На «Гала-ТВ» мне очень хотелось работать со Светланой Крымовой на цикле передач «Экос», посвященных природе и экологии, но… режиссером стал Дмитрий Пискунов. Да и Крымова предпочла его. Думаю, эту программу о природе надо было делать по-другому.  Но, не сложилось... 

 

В 2002 году при  Агентстве «Хабар» открылся канал Caspionet. С рекомендацией звукорежиссера канала Игоря Позденко взяли на работу с испытательным сроком. Начинал в рубрике «Facеs» – «Лица». Можно было снимать просто,  без комментариев, но мне хотелось,  чтобы в эпизоде была какая-то драматургия:  начало, середина, высшая точка, конец… Уже тогда предложил – давайте такие же фрагменты о природе снимать! Рубрику назвали «Природа» – Nature. Я старался создать  маленький сюжет, и чтобы в нем кусочек жизни и свой «герой» – белочка, птичка, бабочка. Здесь я уже был в своей стихии.

 

Н. Беркова. Что Вы скажете о других программах, снимаемых на Сaspionet? И о проблемах, которые появились, когда Вы начали работу над своим циклом фильмов?

 

В. Чернов. В основном на канале снимали  журналы разного типа: «Приключения», «Наука и технологии», «Портреты», «Культура». Как в  репортаже: говорящая голова что-то рассказывает, «перебор» закадрового текста, который порой не соответствует отснятой картинке. Но это издержки нашего телевидения: съемка, монтаж «с колес» – и в эфир. 

 

В декабре 2010 года подоспел саммит ОБСЕ. И тут стало очевидно, что не хватает сюжетов о природе. Приглашает директор Айгуль Жумабаева: «Вот Вы предлагали снимать документальные фильмы о природе, можете делать свою научно-познавательную программу». – «Да, но нужно консультироваться с учеными. Один, – говорю, – я боюсь за это взяться». – «Найдите тех, кто согласится работать». Пошел в институт зоологии, в институт ботаники, поговорил с сотрудниками. Люди засомневались: тут надо вникать, нужно время... Я растерялся – остался один на один с проблемой. Но раз пообещал, значит, надо делать, отправился в экспедицию и стал снимать… Поневоле пришлось быть автором и режиссером – все в одном лице.

 

Конечно, нам не хватает студии телевизионных фильмов. Грешить на телевидение, все сваливать на него не стоит. Потому что не дело канала снимать фильмы, большие программы. Руководство не может себе позволить роскошь отправить, к примеру, оператора и режиссера на пару недель к гнезду орла наблюдать за рождением птенцов, даже не может выделить для командировки на несколько дней автомобиль. Задачи персонала телеканала – готовить информационные блоки, передавать новости. Вот сейчас, к примеру,  популярны шоу, но на телевидении их не делают, их снимают профессионалы шоу-бизнеса.

 

Если бы государство взялось за создание специальной студии, как раньше был «Казахтелефильм», тогда можно было бы снимать фильмы о природе для телеканалов – как на Би-Би-Си… А так получается: я предложил делать свою программу, руководители  мне помогли, чем могли, все остальное – это моя проблема.

 

Как я работаю? Что касается стратегии: в планах сразу несколько мест съемок и отправляемся, куда позволяет ситуация… Каждую неделю нужно выдавать новую программу, отсюда постоянный цейтнот. Я уже до съемок представляю себе содержание фильма, что-то запомнил, где лучше снимать, что выразительнее, что важнее.  Много фотографирую, а потом, рассматривая фотографии, осмысливаю будущий сюжет, и в это время  рождаются идеи закадрового комментария и монтажа. Когда есть вторая камера, снимаю ею, но чаще рядом с оператором  пользуюсь фотоаппаратом. Операторы постоянно меняются – и это специфика телевидения – берешь на съемки того, кто свободен. Львиную долю программ сняли три оператора – Гани Бекенов, Сержан Жумабаев, Нурлан Семгалиев.

 

Н. Беркова. Может быть, перед Вами были какие-то примеры, кому Вы хотели бы следовать?

 

В. Чернов. Мне рассказывали коллеги  и старые егеря, как кропотливо работал над фильмами  Белялов. Он мог месяцами снимать отдельные эпизоды. «Беркуты», «Дом для серпоклюва» – как примеры, о которых мне рассказывал орнитолог Алматинского государственного природного заповедника Алтынбек Джаныспаев. Многие кадры «Сурка Мензбира» я видел еще до монтажа, в просмотровом зале киностудии, где проверяли материал сотрудники ОТК. Белялов как оператор широко использовал «скрытую камеру», снимая методом наблюдения. Мы, к сожалению, не можем сегодня так снимать и снимаем по-другому – «врасплох», зверь выходит на нас, и ты быстро ставишь камеру на штатив… Меня до сих пор восхищает трудолюбие и упорство замечательного документалиста Вячеслава Белялова. Несколько лет назад я посмотрел его фильм «Восхождение» о покорении альпинистами пика Коммунизма. Тяжелую съемочную аппаратуру оператору нужно было занести на гору раньше альпинистов! Он был настоящим кинематографистом. Сегодня таких немного…

 

Наш звукорежиссер Елена Маслова  в свое время поработала с Вячеславом Беляловым и, помня его советы, очень кропотливо подходит к использованию звуков природы. Занимается озвучиванием,  что называется, с душой, отчего кадры «оживают»!

 

Что касается подготовки закадрового текста, убежден, как в документальных фильмах, так и в телевизионных программах он необходим как дополнение к изображению.  Не нужно много говорить. Надо чтобы человек сам почувствовал, всматриваясь в картины природы, как она прекрасна. Пусть сам откроет ее для себя.

 

Н.Беркова. Как Вы определили бы жанр своей программы? Считаете ли Вы ее экологической?

 

В. Чернов. …жанр нашей  программы? «Уроки природоведения», а «Царство природы» – это придумка переводчика нашего канала. Да, и она, конечно, экологическая! Ведь мы рассказываем об уникальных природных объектах нашей республики, о редких животных, к примеру – черных аистах. Стараемся привлечь внимание  зрителя, обращаясь к нему напрямую  – «Человек! Сохрани нас, пожалуйста!».
 

Н.Беркова. Чтобы подготовить грамотный, емкий сюжет на определенную тему, о той или иной местности, в экспедициях Вы общаетесь, сотрудничаете с работниками национальных парков, заповедников. 

 

В. Чернов. …За кадром остаются впечатления от встреч с удивительными людьми. В природном парке  Алтын-Эмель нас поехали сопровождать два инспектора. Едем, у дороги знак – шипы, на шипах написано имя одного из инспекторов и «…мы тебя убьем»! А он говорит: «Да мне плевать! Не пропускал и не буду пропускать! У нас здесь джейраны и чуть-чуть осталось архаров…»

 

Человек знает, что ему угрожают, но сознательно продолжает защищать животных, в этом смысл его работы. Обратил внимание: одних сотрудников заменили, а старых инспекторов оставили. Они давно здесь работают, с основания – сначала хозяйства, потом парка. И их даже новые директора не меняют, видимо, понимают: не поставишь на это место какого-то родственника. Все чаще замечаю: то там, то тут встречаешь неравнодушных людей. И это радует. Что-то меняется в сознании. Будто человек однажды понимает: кто, если не я? Зарплата там у них мизерная, но они все равно продолжают работать. Жаль, что общение бывает коротко. Все с налета: приехали, переночевали, сняли, уехали, поговорить толком не удается… Я помню, в прошлом году поехали в Сарканд в Джунгар-Алатауский государственный национальный природный парк. Коллектив у них хороший, какой-то свой мир: молодые девчонки, увлеченные природой, лазают по горам и описывают растительный мир Джунгарских гор, замдиректора Саят Егимбаев со знанием дела рассказывал о местах произрастания яблони Сиверса – прабабушке всех современных культурных сортов яблок.

 

Своим подходом к делу удивил директор Каратауского природного заповедника  Жасар Адильбаев. История жизни у него необычная: был моряком, плавал на гражданских судах по морям-океанам, вернулся на родину, стал руководителем, защищает  природу, и вокруг него такие же надежные и отважные помощники.

  
Немало  в национальных парках, заповедниках и людей случайных. Руководители берут своих, родственников.

 

За долгие годы работы на телевидении изъездил все области Казахстана, где только не был. И всегда поражался – приедешь, думаешь, какая-то тьму-таракань –  Кзыл-Орда  –  ветер,  пыль! И вдруг у реки видишь замечательное место. И так всегда – в любом уголке страны есть столько удивительно красивого. Человеку нужно просто научиться всматриваться в окружающий мир и общаться с природой. Просто взять фотоаппарат, сделать снимки…  Почему обязательно убить животное?!

 

Н.Беркова. Мы начали разговор с воспоминаний о детстве. Я подумала  о том, что движет нами в моменты творческие, какие знания, впечатления, глубоко засевшие в памяти…

 

В. Чернов. Мне всегда хотелось рассказать о том, что сохранилось во мне с детства. Интересно, когда я приехал в Алма-Ату, возникло ощущение –  чего-то  не хватает. И я понял, что здесь нет того запаха весны, что есть на моей родине. Когда долго-долго  лежит снег, потом он начинает таять, появляются ручейки,  и от земли идет запах весны…  Я все так же отчетливо помню его. В Алма-Ате  весна по-своему прекрасна, но здесь она другая,  нет того запаха земли.  Какие-то важные ощущения сохраняются в нас с детства. Я запомнил запах леса – это запах древесной смолы. Мы ездили на луга в пойму Урала – там есть свой особый запах. Потом мы живем этими запахами детства. Когда я ездил по Казахстану, я ловил эти родные запахи, думал, почему здесь запах такой  же, необыкновенный  запах любви, привязанности к родной природе. И что-то похожее есть во мне с привязанностью к цвету: здесь в городе другой цвет у растений, нежели в Семипалатинске…

 

Ландыш в моей жизни имеет особый запах. На последний звонок 25 мая в школу из лугов привозили ландыши. Праздничный вечер, и мы, мальчишки, волнуясь, дарили ландыши девочкам. Я все время помню и жду этот запах весны – запах любви. 

 

Эти ассоциации до сих пор живут во мне. Когда я сейчас что-то снимаю, вкладываю в свой материал то, что когда-то пережил. Все очень просто. Где-то, когда-то видел много лет назад, теперь еду туда снимать. Просто тогда я это не снял. Мне бы очень хотелось сделать сюжет о родных местах, Западном Казахстане, где я вырос, запечатлеть ту необыкновенную ковыльную степь. Хотя многие земли уже  распаханы…

 

Как-то я был в Чарынской ясеневой роще, у меня болела голова. Инспектор природного парка говорит: «Ты подойди к ясеню, прижмись…». Я подошел к дереву, обнял его огромный ствол и может быть, я внушил себе это желание, но у меня прошла головная боль. Будто ясень забрал у меня эту головную боль.
 

Фотографии Виталия Чернова.

 

* * *

Смотрите выпуски программы «ЦАРСТВО ПРИРОДЫ» («Nature’s Kingdom») на сайте канала «Kazakh TV» («Caspionet»).

 

См.также "Вслед за цветами и травой"//журнал "Ветер странствий" № 36 от 1.10.2012 г.