КОНВЕНЦИИ

/ Всемирное наследие

Версия для печати Версия для печати

 

Прощай, Всемирное наследие, или Экоцид в целях личной наживы

 

Экоцид – преднамеренное интенсивное разрушение и загрязнение природной среды, создающее угрозу экологической катастрофы. Именно так можно охарактеризовать ситуацию в Малом Алматинском ущелье, которая сложилась в результате отсутствия последовательной политики охраны наиболее ценных природных территорий в Республике Казахстан.

В 1996 году в целях сохранения и восстановления уникальных природных комплексов Заилийского Алатау, имеющих особую экологическую, историческую, научную, эстетическую и рекреационную ценность, правительство Казахстана приняло постановление о создании Иле-Алатауского национального парка (22 февраля 1996, № 228). Правда, не была установлена буферная зона вдоль его границ, не был утвержден порядок вынесения посторонних землепользователей с территории парка. Но и «Москва не сразу строилась». Главное – многолетние усилия специалистов, ученых, общественности увенчались успехом и, казалось, что появилась реальная возможность надежно защитить красоту и богатства природы… Но, как известно, «благими намерениями вымощена дорога в ад».

Уже через два года, в 1998 году, указом президента (29 апреля 1998, № 3929) «Об изменении границ города Алматы» 57,9 гектаров Иле-Алтауского национального парка в Малом Алматинском ущелье были переданы в административное подчинение городу. Эти земли не утратили статус природоохранной территории республиканского значения. Поэтому внешне все выглядело как оптимизация административного управления. Лишь позже стал понятен истинный смысл этих метаморфоз.

1 октября 1999 года в целях сохранения особой ландшафтно-экологической, рекреационной и научной ценности урочища Медеу, а также снижения антропогенного загрязнения и нагрузок на его территорию аким города Алматы принял решение о создании природного парка «Медеу» (1 октября 1999, № 906). Для этого шага было подготовлено хитроумное обоснование: «Создание парка «Медеу» является мерой, направленной на защиту национального парка «Иле-Алатау» от чрезмерного пресса рекреации, «оттягивания» от естественных природных территорий рекреационных потоков…» (Естественно-научное обоснование…, с.144). Вспомнили и о буферной зоне национального парка. Нет, ее не установили. По задумке разработчиков именно такую функцию в Малом Алматинском ущелье должен выполнять парк «Медеу», создаваемый на городской территории и узкой полосой вклинивающийся в Иле-Алатауский национальный парк.

31 января 2000 года на общественных слушаниях обсуждался план создания парка «Медеу». Специалисты «Казгипролесхоза», «Леспроекта», руководство Иле-Алатауского государственного национального природного парка и представители НПО (в том числе Экологического общества «Зеленое спасение») выразили отрицательное отношение к идее его создания. Они заявили, что организация данной структуры нецелесообразна. Это приведет к увеличению антропогенных нагрузок на территорию национального парка и снижению эффективности природоохранных мер в урочище Медеу в целом.

Опасения общественности усилились после ознакомления с результатами работы совместной коллегии Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды (МПРООС) и Генеральной прокуратуры, посвященной анализу соблюдения законности на особо охраняемых природных территориях (Справка и решение…). Коллегия признала многочисленные факты нарушения законодательства, в том числе и в Иле-Алатауском национальном парке.

Общественность, озабоченная ухудшением ситуации в урочище Медеу, пыталась привлечь внимание руководства страны к проблеме. В сентябре 2000 года участники Второго экологического форума неправительственных организаций Казахстана обратились к президенту, членам парламента, министру природных ресурсов и охраны окружающей среды с требованием прекратить разрушение территориальной и экологической целостности Иле-Алатауского национального парка (Обращение…). Защищая парк, общественность получила еще более веские аргументы, когда в декабре 2000 года он был внесен в перечень объектов, номинируемых Республикой Казахстан в Список Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия (Решение заседания…).

Реагируя на обращение общественности, в феврале 2001 года Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды также высказалось против создания парка «Медеу» (Ответ МПРООС №03-05-10/507). «В территорию парка (имеется в виду парк «Медеу» – автор) фактически предусматривается включение буферной зоны Иле-Алатауского государственного национального природного парка и защитных лесов вдоль русел рек Малая Алматинка и Бутаковка, в которых под мощным антропогенным прессингом произрастают расстроенные, угнетенные насаждения яблони Сиверса, абрикоса обыкновенного, редины Каркаса и 14 других реликтовых видов растений, занесенных в Красную книгу Казахстана… Создание парка города в границах нацпарка и его буферной зоны будет иметь крайне негативные последствия… Учитывая вышеизложенное, Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Казахстан считает, что в создании городского природного парка «Медеу» нет необходимости». Министерство не утвердило заключение экологической экспертизы на его проект, проведенной Алматинским городским территориальным управлением охраны окружающей среды (Ответ МПРООС №03-05-10/507). Тем не менее, парк был создан. В него включили и часть земель Иле-Алатауского национального парка – особо охраняемой природной территории более высокого уровня. На такое могли решиться только отечественные чиновники.

Почти одновременно с созданием парка «Медеу» на его территории начинается хаотичное строительство частных коттеджей. Вырубаются дикоплодовые леса, застраиваются водоохранные полосы, засыпаются мусором реки и их берега, возводятся мощные заборы, появляются надписи «частная собственность» … и охранники с автоматами!

«Природа в наших руках!» – щит с такой двусмысленной надписью долгое время встречал посетителей на въезде в парк «Медеу». Не в этом ли заключается основная идея его создания – приватизировать, а попросту, растащить территорию урочища, которая теперь находится в распоряжении акимата Алматы.

Несмотря на отрицательное заключение МПРООС, в 2001 году, под благовидным предлогом «исполнения «Комплексной программы развития и размещения особо охраняемых природных территорий Республики Казахстан до 2030 года» и в целях сохранения и восстановления уникальных природных комплексов» Заилийского Алатау, акимат города переименовал государственное учреждение «Медеу» в Государственное учреждение «Государственный природный парк «Медеу» и придал ему статус природоохранного учреждения! (10 декабря 2001, №3/332). Нет порядка в своем отечестве!

Дальнейшие события можно кратко описать как межведомственную битву за длинный тенге, вернее за длинный доллар, победителем из которой вышел… акимат.

6 февраля 2002 года. МПРООС продолжает настаивать на том, что «решение акима г.Алматы о создании государственного природного парка «Медеу» принято с нарушением норм, установленных законодательством Республики Казахстан, и подлежит отмене в установленном порядке» (Ответ МПРООС №02-05-10/375).

Тем не менее, 15 июля 2002 года выходит постановление правительства «О переводе отдельных участков земель особо охраняемых природных территорий в земли других категорий» (15 июля 2002, №780), в том числе и из Иле-Алтауского национального парка.

Январь 2003 года. Акимат Алматы вынужден признать, что ситуация в урочище продолжает ухудшаться: увеличивается поток автотранспорта, продолжается самовольное строительство, остаются нерешенными проблемы водоснабжения и удаления канализационных стоков.

Увы, специалисты и общественность оказались правы. Передача части земель национального парка в административное подчинение города и создание парка «Медеу» не только не способствовали улучшению экологической ситуации в урочище, а наоборот усугубили ее. Какой же выход предложил акимат?

Акимат принимает постановление «О мерах по оздоровлению экологической обстановки в Государственном природном парке «Медеу» и горнолыжном комплексе «Чимбулак» (24 января 2003, № 1/41). Среди прочего в нем говорится о строительстве канатных дорог и многоярусных стоянок для тысяч машин как об одном из путей улучшения экологической ситуации!?

По всей видимости, постановление акимата было подкреплено вескими аргументами, которые убедили даже Министерство охраны окружающей среды (МООС – прежнее Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды). 20 августа 2003 года на очередной запрос общественности министерство ответило, что согласно статье 41 закона «Об особо охраняемых природных территориях» 1997 года государственный природный парк является аналогом государственного национального природного парка, ставящим те же задачи и выполняющим те же функции. Различие состоит лишь в том, что это – особо охраняемая территория местного значения! Других аргументов чиновники МООС найти не смогли. «Учитывая, что территория Учреждения является также особо охраняемой природной территорией, и статус ее аналогичен статусу Иле-Алатауского национального природного парка, считаем, что изъятие земель последнего отвечает требованиям действующего законодательства Республики Казахстан» (Ответ МООС №02-05-07/4061). Но почему бы не сделать наоборот? То есть передать земли  национальному парку, находящемуся под эгидой центрального уполномоченного органа, и обеспечить более надежную защиту территорий?

В заключительной части письма говорилось, что «министерством обеспечивается проведение постоянного государственного контроля за соблюдением природоохранного режима на территории Учреждения». Контроль, возможно, и обеспечивался. А вот законность – нет! Позже министр окружающей среды А.С.Самакова не раз, беспомощно разводя руками, призывала навести порядок в урочище Медеу.

В феврале 2004 года, всего шесть с половиной лет спустя после принятия закона «Об особо охраняемых природных территориях» 1997 года, было принято постановление правительства (27 февраля 2004, № 240), определяющее порядок выноса посторонних зданий, сооружений и объектов, находящихся в пределах особо охраняемых природных территорий. До настоящего момента сведений о «выносе» чего-либо из названных парков нет. Зато перечень возведенных в их границах архитектурных «шедевров» займет не один десяток страниц. Да и участь самого постановления оказалась незавидной. 7 ноября 2006 оно было отменено новым постановлением правительства № 1063 «Об утверждении Правил предоставления в аренду (! – автор) земельных участков на территории государственных национальных природных парков для осуществления регулируемого туризма и рекреации». С тех пор вопрос о выносе посторонних объектов и сооружений больше не поднимался, а строительство в парках пошло полным ходом.

Наконец, за наведение порядка в урочище Медеу берется президент. 11 июня 2004 года выходит распоряжение президента «О мерах по сохранению уникальных и редких ландшафтов на территории Республики Казахстан» (11 июня 2004, № 474). В нем черным по белому написано: «Правительству Республики Казахстан… в трехмесячный срок рассмотреть вопрос о придании статуса объекта государственного природно-заповедного фонда республиканского значения территориям Щучинско-Боровской курортной зоны, урочищ Медеу и Шымбулак и обеспечить их охрану путем установления запретов и ограничений на хозяйственную деятельность на этих территориях…». Значит, все-таки было правильнее передать земли в распоряжение национального парка!?

Но что для Алматинского акимата распоряжение президента? Пустой звук, не более! Поэтому его просто проигнорировали, правительство отмолчалось, и все вернулось на круги своя.

В 2005 году за дело взялась природоохранная прокуратура города Алматы. Она провела проверку соблюдения природоохранного законодательства на территории парка «Медеу» (Ответ прокуратуры №37-05). Еще одно испытание наших природоохранных ведомств, правительства и президента на прочность. В итоге – очередные рапорты, подсчеты нарушений и разрушений, а с акимата, как с гуся вода.

В конце 2006 аким Алматы, полностью уверовавший в свою безнаказанность, объявляет настоящую войну природе парка «Медеу» и Иле-Алатуского национального парка. Осваиваем урочище Медеу! Строим автостоянки, торгово-развлекательные центры, рестораны, бары, ночные клубы... Последние, видимо, крайне необходимы для сохранения и восстановления уникальных природных комплексов Заилийского Алатау! На очереди – урочище Кокжайлау, а там и до других мест доберемся. А всемирное наследие? Причем здесь всемирное наследие, когда от запаха засаленных долларов голова идет кругом.

И опять все вершится под прикрытием благих намерений. Инициаторы нового проекта  заявляют, что намерены положить конец нарушениям законности и навести порядок в урочище Медеу. «В целом, ожидается, что проект реконструкции и развития курортов (не особо охраняемых природных территорий, а курортов! – автор) Медеу и Шымбулак принесет долгосрочное позитивное воздействие на экономику Казахстана и станет примером реализации стратегии устойчивого развития общества с жизнеспособной инфраструктурой и соответствующими услугами и средствами обслуживания».

Свежо предание, но верится с трудом! В конце апреля 2007 года без положительного заключения экологических экспертиз, даже без завершенной оценки воздействия на окружающую среду, без согласования с администрацией парков компании начинают строительство канатной дороги. И начинают с того, что вырубают тянь-шаньские ели, роют котлованы, а грунт, как в добрые доэкологические времена, ссыпают по склону в реку.
И, наконец, последняя точка в этой истории. Верхом цинизма является то, что Национальную комиссию Республики Казахстан по делам ЮНЕСКО и ИСЕСКО возглавляет аким города Алматы! Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия была разработана и подписана в 1972 году по инициативе ЮНЕСКО. Казахстан присоединился к ней в 1994 году. Тринадцать лет назад! Но до сих пор ни один природный объект не внесен в Список всемирного наследия! Министерство охраны окружающей среды провело в июле 2007 года субрегиональный семинар по подготовке номинации «Западный Тянь-Шань». А номинация Иле-Алатауского национального парка отложена на неопределенный срок. Его «выдающаяся универсальная ценность с точки зрения науки» и «природной красоты», видимо, больше никого не интересует.

Многочисленные факты нарушения и несоблюдения закона «Об особо охраняемых природных территориях» в парке «Медеу» и Иле-Алатауском национальном парке говорят не просто о бездействии местных органов власти и уполномоченных природоохранных ведомств. Они свидетельствуют о параличе государственной власти, причиной которого является все разъедающая коррупция.

На наш взгляд, единственный выход из сложившейся ситуации – восстановление законности и порядка. Только так может быть остановлен экоцид.


* * *

Экологическое общество «Зеленое спасение».

05.11.2007