ВИДЕО/Взгляд на экологическое кино
Версия для печати Версия для печати
Оператор «Океанов» рассказывает…

С 23 по 26 сентября в Алматы в рамках Международного кинофестиваля «Евразия» прошел фестиваль «Французское кино сегодня», который открылся премьерой полнометражного документального фильма «Океаны».

Жоэль Шапрон, куратор по продвижению французского кино в Восточной Европе, представляя фильм, отметил: «Четыре года продолжались съемки этой грандиозной картины и два – занял монтаж».

Сотруднику «Зеленого спасения» Надежде Берковой представилась возможность принять участие в беседе с оператором фильма Рене Эзе (Rene` Heuzey) и задать ему несколько вопросов.


– Уважаемый господин Эзе! В течение многих лет об уникальной жизни морей и океанов, экологических проблемах, связанных с ними, зрители узнавали из телевизионного сериала «Подводная одиссея капитана Кусто». Какие задачи режиссеры ставили перед Вами как перед  профессиональным оператором? Как много операторов принимали участие в этом проекте?

– Жак Кусто был той личностью, тем уникальным автором, который показал человечеству жизнь под водой, открыл подводный мир. Главным действующим лицом был он сам, зрители могли наблюдать за его путешествиями по всему свету. Создатели «Океанов», Жак Перрен, Жак Клюзо поставили во главу угла жизнь самой природы, как натуры, и задачу показать состояние этой могучей стихии, какой она была миллионы лет назад, какой является сегодня. Если говорить о команде операторов, то в съемках принимали участие 5 операторских групп под водой и 6 операторских групп для надводных съемок в разных частях земли, к примеру, в Австралии, где было снято шествие крабов, в Арктике, где снимались сцены с китами. Съемки проходили в 54 местах земного шара.

– Принимали ли Вы участие в съемках фильма «Птицы-2»?
– Жак Перрен был режиссером и продюсером этого фильма. Он безумно влюблен в природу. Перрен начинал как продюсер с фильма «Микрокосмос» о жизни насекомых, затем сделал с Жаком Клюзо «Птицы-2». Для полноты картины ему не хватало еще одной части, и он снял «Океаны». На фильме «Марш императорских пингвинов» с режиссером Люком Жаке работала другая группа операторов.

– Когда Вы стали оператором?

 – 23 года назад я начал заниматься подводными съемками. В кино я пришел из телевизионного мира. К тому времени я жил на берегу Средиземного моря. В те годы много говорили о проблемах окружающей среды, о том, что Средиземное море умирает. Я самостоятельно открыл для себя это море, это стало моим личным знанием. И понял, что не согласен со многими утверждениями. Я начинал с небольших короткометражек о природе, которые потом показывали на фестивалях, и получал призы. Так я вступил на этот путь.
Мы убедились, насколько хрупка природа, океаны. Человек бесконечно черпает из нее, но природа никогда не перестанет существовать.

– Какой техникой, оптикой Вы пользовались?
– Съемочные аппараты, которыми мы снимали, были специально приспособлены для работы под водой. На водной поверхности использовалась аппаратура для съемки на 35 мм пленку, под водой была необходима оптика с высоким разрешением. Ведь это не был фильм с участием актеров, а документальная съемка морской фауны. Надо было отказаться от привычных способов, принятых в документальном кино. Здесь мы наблюдали за естественной жизнью обитателей океана. Съемки под водой были ограничены по времени. Объем акваланга позволял находиться под водой от одного до четырех часов. Если работать под водой и снимать на 35 мм пленку, то ее хватит только на три минуты. Адаптированная для подводной съемки камера позволяла снимать в течение 53 минут. Например, китенок спит рядом с матерью, приходилось ждать его пробуждения. Со специальной техникой возможно было терпеливо ждать, когда он проснется…

– Связаны ли были такого рода съемки, скажем,  на определенной глубине, с риском для жизни?
– Риск был связан не столько с погружением, длительным нахождением под водой, сколько с ситуациями, когда опасность исходила от животных, которых мы снимали. Один из примеров. Момент охоты дельфинов на сардин. Их атакуют акулы, привлеченные резкими движениями многочисленных групп животных. Или – акула подстерегает добычу на глубине, а птица, пикируя вниз, прошивает, как снаряд, толщу воды. Очень важно не оказаться между акулой и птицей! Гораздо больше дорогих для памяти моментов связано с ощущениями подлинного единения с животными.

– Повлияло ли участие в съемках на Ваше мировоззрение, на Вашу философию жизни?
– Подводные съемки – мой тайный сокровенный сад, который я воспринимаю не как наблюдатель с суши. Чтобы снимать такое кино, нужно преодолеть определенные противоречия. Чтобы увидеть подводный мир, надо справиться с давлением водной толщи, приспособиться к иному проявлению света под водой. Если ты смог преодолеть это, ты выиграл. Открывается особое знание, ощущение слияния с этими существами.

– Благодарю Вас за ответы.


Перевод с французского Ольги Гарифуллиной.

Октябрь, 2010 год