НОВОСТИ

Отдых платежом красен?! (10.09.2008)

Версия для печати | << Вернуться

За что платят жители южной столицы Национальному парку? За горы мусора и разбитые дороги
 
Микроситуация: путешествие через экологический пост в Национальный заповедник. Иллюстрация макропроблемы – коррупции в Казахстане. Здесь, как в целом по стране, с граждан берут деньги за услуги, в общем-то не предоставляя их, а просто снимая маржу с природных богатств, при этом мало беспокоясь об их сохранности.

Каждые выходные мы с друзьями ездим в горы. В красивое местечко близ города Алматы – Алмарасанское ущелье. Каждые выходные на экологическом посту мы стоим в длинной очереди из машин в ожидании, когда человек в зеленой форме возьмет с нас деньги за въезд в Национальный парк. Такса – 200 тенге с человека. В чеке прописано «ГУ Иле-Алатау ГНПП, услуги». После этого шлагбаум поднимается, и мы едем по разбитой дороге, потом долго ищем подходящую, свободную от застроек и мусора полянку. С каждым новым приездом найти такую все сложнее, и каждый раз, трясясь по дорожным валунам, я задаюсь вопросом – за какие «услуги» я плачу деньги Национальному и Иле-Алатаускому парку?

Приказ есть, да не тот

В ответ на этот вопрос на экологическом посту мне показали бумагу от Министерства сельского хозяйства, в которой было указано, что взимать с граждан полагается 233 тенге! Ситуация показалась странной, поскольку если у кого-то есть официальная бумага брать с носа 233 тенге, никто не станет округлять сумму себе в ущерб до 200.

Разъяснения дала начальник отдела экологического просвещения и туризма ГУ Иле-Алатауского ГНПП Валентина ВИНОГРАДОВА. Оказалось, что 233 тенге взимаются в реабилитационных целях и проходят по графе «ограниченные хозяйственные нужды» с тех, кто собирается на территории Алмарасанского ущелья заниматься сбором грибов, ягод, выпасом скота или сенокошением.

«Эти деньги, – пояснила Валентина Петровна, – взимаются по спецквитанциям, там довольно сложная процедура, установленная Налоговым комитетом. Надо внести номер удостоверения личности, РНН, потому что эти деньги уходят в бюджет и их взимают не на КПП, а когда обращаются в администрацию парка. А 200 тенге, которые вы платите на посту, идут на отдельный спецсчет Национального Иле-Алатауского парка».

То есть, выходит, особенно любопытным гражданам, вроде меня, на экологическом посту просто подсовывают не тот приказ. К слову, после разговора с госпожой Виноградовой спустя две недели в очередные выходные на посту в Алмарасанском ущелье мне опять показали приказ о 233 тенге, но это, конечно, так, мелочи жизни, по общим меркам масштабов казахстанской коррупции.

Сизифов труд

«По хорошему, если бы Нацпарк взялся, его главным предложением было бы прекратить здесь движение. Потому что экосистема явно уже не справляется с таким потоком машин», – рассуждает доброволец Дмитрий ЖУКОВ, отряхивая руки от пыли. В свободное от работы время вместе c приятелем Алексеем МЕЛЬНИКОВЫМ они, как Сизиф, катят в горы огромные валуны. Камнями заваливают тропы, которые прокладывают в горах любители экстрима на квадрациклах и джипах.

Если каменных заслонов не ставить, со временем разъезженные машинами места превращаются в овраги. «Видите, как здесь разъездили дорогу, – объясняет Дмитрий цель своей миссии, показывая на огромный овраг. – Почвенный слой достаточно хрупкий, тонкий, и он сошел здесь. В прошлом году мы пытались исправить… но для хорошего джипа огородка – это лишнее препятствие, куда заехать и съехать – одно удовольствие».

Один овраг волонтерам все же удалось восстановить, они высадили там саженцы тянь-шаньской ели, которые в год дают прирост всего один сантиметр. Однако любители шашлыков стараний двух добровольцев не замечают и поднимаются к живописной поляне на машинах, затаптывая маленькие елочки. На просьбы убрать машину люди возмущенно спрашивают, почему здесь не установлено специальных знаков?! Два добровольца в ответ приклеивают на скотч самодельные плакатики о том, что съезд с основной дороги запрещен.

«Как то мы поспорили здесь с группой квадрациклистов, – рассказывает Дмитрий, – я задал вопрос местному леснику: почему здесь люди ездят? Он ответил, что ему за каждым гоняться некогда. Но ему и за отдельными, видимо, гоняться некогда. В общем, у него много и другой работы, какой я не знаю… но горы ужасно разбиты, разъезжены».

Переезжая от оврага к оврагу, ребята рассказывают, что можно было бы сделать и почему это не делается: «А для них (Национального парка – ред.) это потеря двухсот тенгушек, которые им суют там. Официально – 200 тенге с человека, а если неофициально – они там смотрят, сколько человек в машине, 300 – 500 тенге даешь – и проезжаешь. Без чека. Иногда чеки дают. Сегодня давали, но последние три-четыре раза мы ездили, нам ни разу эти чеки не давали. В день через пост как минимум пять тысяч машин проезжает, можно и без счетчика постоять посчитать».

Другая математика

В Национальном парке другая математика. По данным дирекции, на спецсчет парка поступает порядка 1 миллиона 200 тысяч тенге. Иногда меньше, добавляет директор Абай БЕГЕМБЕТОВ. А это значит, что ущелье якобы за месяц посещают всего 6 тысяч человек. Любопытно, но эти данные сильно разняться со словами директора самого крупного центра семейного отдыха, расположенного в Алмарасане, Арифа ИСМАИЛОВА: «Я точно сказать не могу, потому что специального мониторинга мы не ведем… но навскидку в июле к нам приезжает порядка 30 тысяч гостей. Это в разгар сезона».

Почувствуйте разницу: 6 и 30 тысяч! А помимо центра семейного отдыха в Алмарасанском ущелье есть еще много маленьких кафешек, есть, наконец, Большое Алматинское озеро, куда также ездят отдыхать алматинцы и гости города. Выводы напрашиваются нехорошие…

Но не будем спешить. Рассмотрим задачу с таким условием: группа туристов приезжает в заповедник посидеть в кафе или посетить тот же центр семейного отдыха. Они платят за услуги заведению и пользуются парковкой, туалетом, выбрасывают там мусор, едят и отдыхают. Вопрос: какие в данном случае услуги предоставляет туристам Иле-Алатуский парк?

Директор Абай Бегембетов, настаивает, что предоставляет: «Мы же совместно с этими кафешками и ресторанами устанавливали там столы и делали парковки для машин, вот за это». Директор центра семейного отдыха Исмаилов Ариф в свою очередь затруднился назвать точную сумму, на которую Иле-Алатуский парк оказал услуги частному (!) центру семейного отдыха, но эмоционально пояснил, что «парковка рядом с нашим центром с фонариками была совместно организована. Это парковка для тех, кто просто бесплатно заходит на нашу территорию погулять с детьми. Также Национальный парк предоставил редкие виды растений для нашего дендропарка».

В ходе беседы также выяснилось, что центр отдыха «Тау-спа» ничего не платит Национальному парку, а существует там «на условиях договора о совместной деятельности», как в общем-то все кафе. «Вы что, даже аренду не выплачиваете? – Да, какую-то аренду оплачиваем, но это уже не мы, а договор об аренде заключен с нашим главным офисом ТОО «Дастархан».

Нехорошие люди?

«Мы оборудуем места отдыха, вывозим мусор, строим туалеты. За этот год были построены места отдыха на 500 человек, в Алмарасанском ущелье установлено 4 туалета, – объясняет статьи расходов Нацпарка Абай Бегембетов и сетует: просто, знаете, у нас люди такие, они лишний раз мусор за собой не хотят убрать. Мы постоянно работаем с людьми, и на талонах, которые мы даем, написано: пожалуйста, уберите за собой мусор, но ничего не хотят!»

Пока я готовила этот материал, многократно посетила Алмарасанское ущелье, но ни разу такого талона не получила. Мои собеседники Нурмухан и Асель – обычная пара, приехавшая отдыхать в выходной. Они жарят шашлыки на полянке и рассуждают о немецком опыте, где на въезде в заповедные зоны туристам выдают специальные пакеты под мусор, а на выезде пакет с мусором оставляешь на экологическом посту, и в случае, если пакет не сдан, посетитель выплачивает штраф. «По-моему, хорошее решение. Людям ведь не трудно собрать свой мусор, пластиковые бутылки в пакет и довезти его до поста. И даже у них (экологического поста – ред.) затраты сокращаются. Не надо машины нанимать, людей, чтобы ездить и собирать этот мусор по горам. Мне кажется, эффективно было бы».

Но, похоже, в Национальном Иле-Алатауском парке не ищут простых решений. И горы мусора сопровождают туристов по всей территории маршрута. Четыре деревянных туалета, разбитую дорогу, отсутствие знаков и полезной для туристов информации – все это трудно назвать предоставлением услуг. Единственная услуга – живописные виды Алатауских гор. Однако их предоставляет сама природа.


Светлана ЧУЙКИНА

РЕСПУБЛИКА – ДЕЛОВОЕ ОБОЗРЕНИЕ
№ 30 (119)
05.09.2008